Le lit pourpre - Мир твоих желаний

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le lit pourpre - Мир твоих желаний » Подземелья Le lit » Перекрёсток


Перекрёсток

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Большое помещение с высоким сводчатым потолком (высота около 10 метров) образует перекресток четырёх подземных тоннелей. Они сходятся здесь, приветствую друг друга и вновь разбегаются по невидимым маршрутам. В помещении нет света и очень темно, весь потолок порос сталактитами. Пахнет сыростью и затхлым воздухом, воль одной из стен бежит узенький ручеёк воды.

http://s39.radikal.ru/i086/1004/6e/45d44b03176b.jpg

2

http://i003.radikal.ru/1004/a7/eca28276b3f4.jpg

После недолго падения крысы стремительно потащили свою добычу в недра земли. Узкие проходы, крутые повороты и спуски: серые грызуны точно знали, куда нести пленника и заведомо расчистили себе дрогу, но так, чтобы никто иного размера пройти не мог.
Сколько длилось погружение, и по какому именно пути они двигались, сказать было трудно, пару раз куна хорошо приложили о камне на особо крутых участках маршрута при этом крысы не изменили скорости своего движения и не переставали наносить раны Брысю.
И хотя глубоких ран не было, но из укусов покрывавших каждый милиметр сочилась темная кровь, одно ухо было хорошо подрано и наполовину откушено, на двух пальцах левой руки кожа был сгрызина до костей, и достаточно много ран было на cтупнях ног, так что стоять кунe будет больно. Крысы сорвали все ремешки и мешочки и только нож уцелел, так как был зажат Брысем в руке.
Всё закончилось, как и началось: падением с высоты на что-то мягкое, мокрое и воняющее. В темноте можно было разглядеть только камень, и было слышно, как армия крыс разбегается по подземному лабиринту.

3

Многочисленные зубы терзали тело куна, хватать свою добычу крысам было больше нечем, потому они вонзали свои желтые зубы и тянули, рвали, хватали снова и тянули. Брысь чувствовал, как его царапают многочисленные коготки, крысы бегали по нему, он чувствовал мохнатые тела под собой.  Ужасная вонь крысиных тел забивала дыхание, казалось пропитывая все его естество. Несколько сильных ударов о камни, вышибли из мальчишки дыхание и чуть не лишили его сознания.
Кун снова почувствовал, короткий миг полета и окровавленное тело шлепнулось на какую-то мягкую пористую штуковину, тут же выделившую темную вонючую слизь. А может слизь стала темной от крови Брыся. Каждая клеточка кожи вопила от боли, казалось, что голова лопнет от их крика. Спину и хвост на которых лежал кун стало щипать от слизи, а рани казалось стали дополнительно жечь огнем. Брысь казался почти черным от крови сочащейся из многочисленных ран, от потери крови немного кружилась голова и мальчишка чувствовал тошноту. Он пытался выбраться с мягкой штуки источавшей слизь, но пока он возился в тех ранах куда попала слизь жжение утихло и он почувствовал легкое тянущее чувство, которое возникало после сока ягоды кисловки, который использовали что бы не воспалялись и не гнили раны. Головокружение никуда не делось, но Брысь перевернулся и не быстро, но старательно смазал слизью остальные раны. Как оказалось он пострадал куда сильнее, чем ему показалось сначала, два пальца левой руки почти не сгибались и тускло белели костью в темноте, кожа лап представляла собой почти сплошное кровавое месиво, по бедру стекала кровь из разорванной мошонки, из которой что-то вывалилось и висело на толстой жиле, хвост тоже плохо слушался, в одном месте крысы почти оторвали целый клок, обнажив белую кость, оба уха были сильно обкусаны, а одно наполовину отгрызано и висело лоскутом. Раны сильно жгло и парень закрыл от боли глаза.
Мальчишка недоумевающе оглянулся он сидел на небольшой поляне с кисловкой, вокруг возвышались деревья его родного леса, только какие-то странные оплавленные, наваждение никак не пропадало. Только через некоторое время он понял, что это всего лишь очертания сталагмитов в темноте и нет никакой кисловки, только вонючая слизь. Обработанные раны же перестали болеть.
Брысь собрал вывалившееся и зажал левой ладонью, после чего попробовал встать, но тут же сел обратно, его лапы пострадали куда сильнее и стаять было невыносимо больно. Взяв нож в руки он неловко, на коленях и одной руке подполз к воде и принюхался. Немалая доля вони слизи брала свое начало отсюда, пить её было не безопаснее, чем вертеться в клубке крыс. Ковыляя на трех конечностях он обошел помещение надеясь найти отсюда выход.

Отредактировано Брысь (2010-04-06 23:38:41)

4

Мазь, которая помогла немного заживить раны имела и обратную реакцию - сильнейший галлюциногенный эффект. Всё поплыло у куна перед глазами и в следующее мгновение он оказался живой и здоровой на небольшой, поросшей травой, площадке (300 на 200 метров) парящей в облаках. Сначала кроме белёсой дымки ничего не было видно, но она начала быстро расходиться, открывая вокруг десятки подобных площадках, на которых сородичи Брыся отмечали какое-то торжество. Он чувствовал знакомые запахи, слышал родную речь, но его, казалось, не замечали.
Его полянка находилось выше других, и самая ближайшая была в 100 метрах от него внизу и правее.

5

Темная слизь слабо подсыхала, покрыв и так не бледнокожего мальчишку совсем уж темной пленкой, такими темпами в этом влажном воздухе она высохнет эдак дней через пять-десять.  Кун медленно ковылял вдоль стены придерживая выпадающий орган. Жжения в ранах больше не было лишь несильная зудящая боль.
Только кун привыкший к дикой жизни боли и лишениям, мог продолжать двигаться сейчас, более цивилизованный индивид давно бы лежал без чувств. Инстинкт брыся требовал найти укрытие и отлежаться, пока он не помрет или пока не сможет охотится, чтоб напитать истерзанное тело силой.
Только желание найти укрытие заставляло мальчишку двигаться вперед. Его голова тяжелой ношей клонилось к полу, наполовину оторванное ухо прилипло к пропитанным слизью волосам, хвост тоже клонился к полу, но кун старался держать его выше поскольку объеденная крысами часть не слушалась и клонилась к вниз и вправо.
Большие глаза устало закрылись, перед взглядом все плыло, это могло быть что угодно усталость, потеря крови, а может спасительная слизь, без которой бы кун уже истек кровью, была не такой уж спасительной.
Открыв глаза он увидел что пальцы его руки, на которую он опирался, утопали в зеленной траве. Кожа была чиста, ни слизи, ни многочисленных укусов. Брысь удивленно сел и осмотрел себя, он был абсолютно цел, ничего не порвано, ничего не вываливается, светлошерстный хвост, был цел и послушно обвил сидящего мальчишку.
Большие зеленые глаза удивленно осмотрелись место в котором он оказался.
Белесая муть в глазах постепенно рассеивалась и он увидел, что находится на парящем в облаках, участке травы. Вокруг было светло и сколько хватало глаз, среди облаков парили такие же площадки, на них было много других кунов, они пели и веселились. Мальчишка чувствовал запах дыма и еды готовящейся на кострах.
Сквозь свою площадку он видел другую, парящую ниже.
Внезапно мальчишка понял, где он оказался. Площадки в облаках, костры... множество кунов. Вряд ли сейчас на болотах их живет так много. Все кого видел Брысь били одеты в лучшие свои платья, охотники имели при себе лучшее оружие.
Только новоприбывший был один на пустой площадке.
Брысь упал на траву и зарыдал закрыв лицо руками.
Он мертв. Он умер в той вонючей пещере вдели от всех кунов.
Он так и не смог помочь кунам вернутся в свои леса. Он не прошел посвящения в племя.
По сравнению с этим мечта о четвертом танце была ни что.
Он не прошел посвещения и так и умер айхэ, не став куном. Наверное, именно по этому он сидит отдельно и ему лишь показывают небеса, где предки каждую ночь разжигают свои костры, а позднее он обречен вернутся в подземелье и стать безумным местным духом. Вряд ли кто найдет его останки и отнесет шаману, чтоб вернуть к предкам.
Брысь перевернулся на спину и, наконец-то, отнял руки от лица.
Это место не для него. Руки сорвали два пука травы и вытер мокрые щеки и глаза. Он не имеет права здесь оставаться. Он не кун, просто бродячее животное.
Мальчишка поднялся на свои выздоровевшие лапы и пытаясь унять слезы побрел к краю поляны. Веселые голоса, запах костров, все это не для него и кто-то очень жестокий показывает лишь что бы ему больнее было оставаться внизу, бесплотным духом.
Он на слабеющих ногах добрел до края. Остановившись у самого обрыва и не сдержавшись обвел взглядом костры предков, как он хотел быть хотя бы среди них.
Закрыв заленые глаза, Брысь сделал ещё один шаг вперед.

Отредактировано Брысь (2010-04-10 20:40:44)

6

Всего шаг и молочная пелена облаков и танцующие собраться оказались значительно ближе, но достичь ему их не удалось. Брысь не падал, он проваливался сквозь воздух, который стал плотным как кисель. Продвижение его замедлилось, и он медленно начал опускать вниз. Чем ближе был кун к островкам и к своим сородичам, тем лучше он мог разглядеть уставшие и потухшие лица соплеменников. Тела многих носили следы болезней и истощения. Движения их были дёрганными, неправильными. В них не было и следа той грации, которую наблюдал Брысь сверху. Слова песен были наполнены не радость и весельем, а болью и безысходностью. Теперь всё напоминало не торжество, а бесконечную пытку, в которой каждый обязан был следовать каким-то невидимым правилам, и не имел возможности остановиться. Даже те, кто еле волочили ноги, всё равно продолжали петь и двигаться.
Свободен был только Брысь.

7

Падение замедлилось, густой воздух с трудом давал даже шевелиться, как в трясине. Каждое движение лап, рук или хвоста давалось с трудом.
Брысь ожидал, что предки на небесах живут счастливо и в радости,  а про болезни куны вообще не знали, до своего изгнания.
Это были не небеса и Предки, а что-то иное.
Брысь всем своим существом потянулся к костру на одном из островков. Он продолжал опускаться, но густой воздух позволил ему двигаться куда так рвалась его душа. Казалось, что кун медленно с трудом плывет в воздухе.
Он хотел одернуть, спросить, вырвать из этого страшного танца своих сородичей.
Наконец, его лапы коснулись травяного острова и он кинулся к своему сородичу. Схватив, в волнении забыв о правилах, сородича за плечи, Брысь развернул какого-то айхэ (подростка). Все же правила племенные слишком глубоко сидели в нем и он не решился одернуть взрослого куна. Глянув в измученное лицо с мутными невидящими глазами, он воскликнул:
- Эй, ты меня видишь? Что это за место? Что вы делаете? Очнись!
Брыся охватило сильнейшее волнение и страх за своих сородичей. Их изможденные тела и потухшие лица болью отзывались в сердце куна. Его мечта вырвать племена сородичей из болот куда их изгнали Желтые Духи, оборачивалась, каким то кошмаром. Он желал вернуть их в родные места, а не в ужасные долины предков.

Отредактировано Брысь (2010-04-14 11:36:56)

8

Подросток никак не отреагировал на действие Брыся и смотрел сквозь него. Он продолжал выполнять движения и открывать рот в немом звуке песни, сил что-либо сказать у него не было. Окружающие никак не отреагировали на вмешательств Брыся в их ритуал.
Белёсая пелена облаков начала хмуриться, приобретая багрово-синий оттенок. Послышались раскаты грома, и поднялся сильный ветер. Порывы были так мощны, что некоторые из соплеменников не смогли удержать и воздушные потоки смахнули их с площадки. Однако никто не попытался пригнуться к земле или хоть как-то укрыться от стихии.
Шумно и быстро начался ливень с градом: куски льда размером с грецкий орех падали на  несчастных, оставляли синяки на теле. Холодные струи воды в миг заставили Брыся трястись от холода
Облака вдали начали закручиваться спиралью, формируя лицо. Сначала кун не мог понять его очертаний, но потом с удивлением и возможно ужасом осознал, что оно очень сильно напоминает его собственное. Лица стариков, детей и молодых его соплеменников тоже приобрели черты схожести с его собственным отражением.
Лик, возникший в небе, не открывал рта, но его голос пронёсся над всем пространством
- Ты посмел прийти сюда снова??!

9

Брысь в ужасе посмотрел на зачарованного айхэ, тот казался находился в трансе и не замечал никого вокруг. Чтоб хоть как-то привести сородича в чувство, пришлый кун размахнулся и отвесил местному звонкую пощечину. На впалой щеке сразу же расцвела красная пятерня.
Хмурившиеся облака наконец разразились громом и  Брысю пришлось сильнее упереться в землю, чтоб не быть сдутым. Соплеменники же, если это были они, продолжали свои бесмыссленные движения. Сомнение появилось оттого, что все вокруг стали походить на самого Брыся.  Начался дождь, а за ним и град. Этот ливень очень напомнил айхэ тот в который он попал несколько дней назад, на окраине Болота.
Наконец, облака сформировались в ещё одну рожу похожую на пришлого куна, вокруг становилось очень брысевато.
Вопрос этой гигантской морды оказался совсем уж непонятным.
- Я не приходил сюда. И тем более снова! Кто ты? И где я? - Брысю не понравилось, что его обвиняют непонятно в чем.
Чуть пригнувшись, он быстро крутанулся на месте, взмахнув хвостом, вызывая потоки воздуха окутавшие тощее тело мгновенно высушив его. После чего послушный воздух, как обычно, скрутился в шар, который кун подкинул над собой и тот развернулся в диск мечущегося воздуха, несколько шагов в диаметре. Диск защитил самого Брыся и несколько стоящих рядом подобий от летящих сверху градин и воды. Несомненно создателю диска хотелось накрыть им всех, но он не был уверен, что сможет и что это нужно.
Немного стуча зубами, но уже начиная отходить от ледяной воды и уже не боясь кусков льда, он снова закричал гигантскому лицу:
- Кто ты и где я?

10


- Так ты ничего не помнишь??? - с удивлением и умиление спросило облако. Ветер начал стихать, а вместе с ним дождь.
- Тогда тебе нечего здесь делать, отшельник, когда вспомнишь и узнаешь, мы снова придём и напомним. А пока, уходи!
Последнее слово прозвучало оглушительно, как приговор. Все островки начали падать в пустоте, вместе с их обитателями. Брыся накрыло небо и в ту же минуту вернулась боль, сырость, немощность и тяжесть на плечах и голове. Он снова был на подземном перекрёстке.

Лео летел в пустоте и чёрной дымке, и падение было долгим. Пару раз ему пришлось сделать вдох, чтобы не задохнуться, от чего начался кашель. В какой-то момент пелена начала отступать и он заметил вокруг себя стены поросшие мхом, слизь и сырость, и то что его наряд испачкан и немного промок. Однако времени себя рассматривать не было, вскоре его ноги столкнулись с деревянной задвижкой, разбили её, при этом щепки немного поранили лицо и Лео упал в темноту на что-то мягкое.
Правда в этот раз темнота была отсутствием света, а не явлением магических совпадений.

11

___Леонардо упал из Студии.

      Твёрдая опора резко ушла из-под ног, и Леонардо ухнул в чёрную, бездонную яму. Внутри защекотало, внутренности, ставшие легче пёрышка, неприятно поднялись к горлу. В любую секунду маг ожидал столкновения с твёрдой скалой, но не успевал думать об этом. Он напрягся и сосредоточился, попытавшись сгруппироваться и не перевернуться в полёте вниз головой. Роба задралась и шелестела где-то наверху, у макушки, около шарика магического света, пока что бесполезного. Всё существо Леонардо, весь его разум, все нервные окончания переключились на управление телом. Но вдруг падение прервалось резким и неожиданным ударом, страшным треском, и перед глазами всё поплыло. Приложившись головой о кусок доски, маг вырубился.
      Цветные звёздочки и пятна перестали мельтешить перед глазами не сразу, но, в конце концов, Леонардо очнулся. Он лежал на чём-то мягком и неприятном, в нос бил затхлый холодный смрад.
      — Дьявол!
      Маг резко вскочил и, озираясь по сторонам, инстинктивно принял оборонительную фехтовальную стойку. Вопреки ожиданиям, после падения с такой дикой высоты он остался жив и даже почти не пострадал, если не считать пару синяков и поцарапанное лицо. Отделался он очень дёшево.

Отредактировано Леонардо (2010-04-22 13:35:35)

12

Удивление облачной морды было поразительно, Брысь хотел задать ещё множество вопросов, но его без всяких церемоний выкинули вон.
Снова навалилась боль и слабость, теперь голова кружилась не только от странного видения. Кун почувствовал, что лежит на грязном полу придавленный чем-то тяжелым. Он попробовал собраться с силами что бы освободится, но это не потребовалось. Тяжесть с силой оттолкнувшись от грязной спины и ещё сильнее вдавив голову в пол, исчезла  с очередным резким словом на незнакомом языке. 
- Дьявол!
После чего кто-то наступил на поясницу и хвост.
Брысь заскрипел зубами от боли. Где-то тут должен быть его нож.
Он кое как, держась за стену, встал и даже попытался выпрямиться, всматриваясь в странный силуэт со светящимся шариком над головой. От истерзанных лап по телу прошла волна боли, но Брысь лишь немного оскалбился. Сейчас он не обращал внимания ни на боль, ни на повисшее на канатике яичко, кун готовился сражаться до последнего если придется. Много в таком состоянии не навоюешь, но хотя бы одного противника он сможет прихватить.
Чуть сморщившись он постарался припомнить, что говорил первый Плосконогий, когда увидел Брыся.
- Ы тьелака, - пробормотал он, стараясь не шататься, примерно, это можно было перевести как "я не сдамся"
В памяти мелькнул момент пробуждения и он добавил уже совсем другим, хрипловатым, голосом Тиля:
- ... проснешься... - и мы решим твои проблемы ...
От каждого движения по коже расползались щупальца боли. Голова закружилась от того что встал еще сильнее. Темная, почти черная слизь с красными жилками крови самого куна, тоже не оставила без внимания факта изменения положения тела, тяжелые капли лениво двинулись вниз, но не одна так и не расталась с теплой вкусной плотью. Самая большая капля лениво стекла по впалому животу, и миновав пах сползла на болтающиеся внутренности. Брысь с трудом стоял на ногах, одной рукой он схватился за идущую кругом голову. Всего несколько ударов сердца и дрожащие от боли лапы подломились и Брысь тяжело сполз на пол стараясь не потерять последние крохи сознания.

Отредактировано Брысь (2010-04-23 08:56:52)

13

___Леонардо приготовился к драке, увидев это странное грязное существо, прошипевшее не совсем понятную угрозу. Маг приготовился ослепить противника яркой вспышкой света и располосовать ему горло острым фламбергом, но тот неожиданно схватился за голову и, похоже, потерялся в пространстве. Только сейчас Леонардо обратил внимание, насколько этот житель подземелий был подран и изранен. У бедолаги подкосились ноги, и он почти в беспамятстве рухнул на землю, так и не сумев дать отпор.
      Маг на секунду растерялся и даже не знал, что теперь делать. Добить? Убежать? Мысли судорожно метались в голове, но ни одна не подходила, ни одна не была верной и адекватной. Наконец Леонардо опустил кончик шпаги поближе к горлу противника и внимательно присмотрелся к тому. Перед ним лежал… мальчик! Натуральный ребёнок небольшого роста, весь грязный и изодранный. Ноги, руки, лицо, пах, живот — всё было изъедено будто бы крысами или ещё какими мелкими тварями. Но это был явно не человек — длинный, поломанный хвост и кошачьи лапы не вписывались ни в какие известные Леонардо классификации. Зверь? Или человек? Нет, определённо не зверь — он разговаривал. Местный? Тоже нет — проступающая из-под грязи в паре мест кожа была сильно загорелой и грубой, а полузакатившиеся глаза крупными и яркими. Это житель поверхности, точно так же свалившийся в эту дыру и не нашедший дороги назад. Беднягу почти убили и он умирал от потери крови.
      Мальчику стало очень жаль этого ребёнка — ко всему прочему он упал прямо на него, придавил и, наверное, перепугал, заставив потратить последние силы на защиту остатков своей угасающей жизни. Леонардо спрятал шпагу и присел на корточки рядом с телом, чтобы рассмотреть повнимательнее.
      Ран было много, но они были не серьёзными, если не считать порванной мошонки, почти оторванного уха, обглоданных до костей пальцев и хвоста. Всё тело было покрыто какой-то чёрной слизью непонятного происхождения. Слизь эта почему-то очень не нравилась Леонардо и выглядела подозрительной. Да и запах… Юноша осторожно поднял потерявшего сознания мальчишку и положил под струи всё ещё стекавшей сверху воды, чтобы смыть подозрительную слизь. Малец заворочался и забормотал что-то невнятное.
      — Терпи, солдат, — подбодрил маг раненого вполголоса.
      Наконец, слизь смыло, и можно было приступать к лечению. Прежде всего Леонардо оторвал левый рукав своей робы, разделив его на три части и, аккуратно вложив выпавшее яичко неизвестного мальчика обратно, зафиксировал его повязкой. Так же он перевязал хвост и пальцы, приладил на своё место ухо. Маг закрыл глаза и сосредоточился — лечение не было его коньком.
      — Curare lesione media! — негромкий, но звонкий голос отразился от многочисленных сводов, заглохнув где-то в старом мёртвом камне пещеры. Из рук Леонардо вырвались два голубых завитка энергии, окутав всё тело бедолаги и, словно зализывая, разглаживали ранки, наращивали выгрызенные куски плоти, наполняли вены потерянной кровью. Конечно, это не вернёт на место большие куски, но, по крайней мере, заживит раны, остановит кровь и почти полностью восполнит её потерю.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Леонардо (2010-04-23 16:16:59)

14

Брысь отчаянно цеплялся за уплывающий мир, сейчас нельзя был проявлять слабость.
Однако, обгрызенные лапы подкосились и вот он уже лежал перед незнакомцем. Тот видимо растерялся сам от такого.
Сквозь сполохи в сознании и муть, кун почувствовал как его шеи коснулся длинный и как оказалось холодный коготь-нож противника. Брысь расслабился готовясь умереть, острие так и не пронзило грязно кожи, вместо этого оно вовсе исчезло.
Мир окончательно ускользнул от израненного куна, что бы почти сразу вернутся потоками холодной воды. Кто-то держал его в потоке холодной воды и Брысь чуть не захлебнулся в первый момент. Он затрепыхался в руках, отфыркиваясь, мокрая правая ладонь наткнулась на какую-то мягкую шкуру. В которую рука тут же и вцепилась обнаружив на тонких пальцах довольно острые когти, раньше прятавшиеся в мягких подушечках.
Холодная вода смыла с тела темную слизь и в промытые раны снова стала возвращаться боль и жжение. Брысь тихо застонал и отцепившись от шкуры попытался уползти куда то в сторону. Впрочем все те же руки не дали ему сбежать, осторожно уложив на полу. Брысь продрал глаза, для того чтоб поднять веки пришлось приложить некоторое усилие. Рядом с ним на корточках сидел все тот же незнакомец со светящимся шариком, только теперь когтя не было и его руки были мокрыми. Он рассматривал мокрого куна, а тот в свою очередь всмотрелся в его лицо, с непривычными чертами. Оно было очень похоже на привычные лица других кунов, но как и у первого Плосконогого, глаза были гораздо меньше, круглые уши и ещё некоторые мелкие отличия, типа пальцев рук оканчивавшихся тупыми плоскими когтями.
Раздался треск, от Брыся ускользнуло, когда он начал отрывать кусок шкуры, а потом рвать её на части. Кин приподнялся на локтях и подобрался. Незнакомец со светящимся шариком, закончил рвать шкуру и принялся накладывать её на раны. Острая боль пронзила покалеченные органы. Брысь зашипел сквозь зубы, но удержался от того, что бы вырваться или ударить. Незнакомец мог с легкостью убить его, когда он был без сознания или лежал на полу, значит ему не зачем делать этого и сейчас. Оставалось только что он пытался помочь.
Придя примерно к такой мысли Брысь стоически перенес, все копания с его ранами. Лишь иногда он издавал тихое шипение, когда пальцы незнакомца было особо неделикатны.
Наконец, с перевязкой было покончено и незнакомец выпрямился и прикрыл глаза, снова начав говорить непонятные фразы. А дальнейшие события вызвали новую волну удивления. Пока человек говорил и делал руками непонятные жесты, его ладони наливались голубоватым светом. Когда слова стихли голубоватое сияние скользнуло с ладоней и Брысь с удивлением проследил, как светящиеся спирали опустились на его израненное тело. Сияние расползалось по темной коже скапливаясь в многочисленных ранках, отчего сам Брысь стал походить на коричневатое ночное небо усыпанное голубыми звездами. Самые большие сгустки конечно собрались под повязками и на лапах, которые светились почти полностью. Каждая светящаяся точка зудела и чесалось, бедному куну казалось, что в каждой из них поселился маленький теплый муравей, который осторожно ворочался в своем гнезде устраиваясь. Здоровая рука куна потянулась к паху, где поселился самый большой "муравей". Однако, ещё на середине пути худое запястье перехватили более ссветлые пальцы пришельца не дав почесать, где чесалось.
Выражение лица Брыся стало довольно таки обиженным.
Наконец, зуд стих и светящиеся точки на загорелом теле почти все утихли, в свете шарика было видно, что пациент весь покрылся быстро заживающими ранками, которые вскоре тоже исчезли, оставив лишь загорелую кожу. Более того сам кун, стал чувствовать себя гораздо лучше. Видимо и этот плосконогий обладал могучими силами. Наверное, они все сильные шаманы. Которым надеялся Брысь больше непридется спасать его дурную голову. Вот уже второй раз за день ему предстояло предложить выкуп за спасение своеё жизнь. Поднявшись на четыре лапы он быстро разыскал в полу свой костяной нож. Голова уже не кружилась и в конечностях больше не было слабости, лишь усталость. Найдя нож он быстро вернулся к своему спасителю.
Судя по всему он тоже не понимал ни слова и говорил только на своем грубом языке.
Положив нож на землю, на растоянии вытянутой руки от незнакомца, он сам сел рядом.
- Брысь, - прокомментировал он звонким голосом, тычек грязного пальца в собственную грудь.
После чего лег рядом с ножом, традиционный ритуал, стоило облегчить для незнающего шамана.
Коснувшись грубой кожи беспалой ноги незнакомца, он коснулся собственного напряженного живота.
- Брысь, - произнес он и указал пальцем на незнакомца.
После чего коснулся опять жесткой ноги, а потом собственной шеи и вывалив на бок шероховатый язык, он откинулся на полу полностью расслабившись и закатив глаза. Закончив свою пантомиму внимательно посмотрел на незнакомца.
Понял ли тот?
После чего снова коснулся грубой кожи ноги, а после этого лежащего рядом ножа.
- Брысь, - на этот раз палец показал куда-то прочь по коридору.
Теперь осталось всего лишь дождаться ответа незнакомца, что он выберет в замен жизни спасенного куна.

Отредактировано Брысь (2010-04-23 19:58:46)

15

___Вихри энергии, вызванные заклинанием в окружающем пространстве, затихли, и маг встал с корточек. Одновременно выздоровевшее существо метнулось куда-то в сторону и, схватив нож, кинулось обратно. Леонардо напрягся, отступил на шаг и положил руку на рукоять шпаги, но доставать её не пришлось: мальчик не собирался нападать. Он положил нож у ног мага и сам уселся рядом, уставившись на своего «доктора».
      —Брысь, — звонко прозвучало единственное слово под каменными сводами, и мальчик ткнул себя в грудь.
      «Похоже, так его зовут», — с этим было просто, но вот дальше началось что-то непонятное. Незнакомец принялся что-то показывать жестами, перемежая их периодическим «Брысь», обозначая, по-видимому, себя. Леонардо стоял в полном недоумении, пытаясь понять, что же от него хотят.
      «Так. Нога, живот, он, я», — соображал юноша, —  «я попрать его живот. Ага! Он предлагает мне свою жизнь. Наверное, в обмен на спасение? У некоторых варварских племён это нормально, так что вполне правдоподобная трактовка. Учитывая его внешний вид».
      Дальше последовала вторая серия жестов.
      «Так, теперь у нас нога, шея, мертвец. Наверное, это  «ты можешь убить меня». Да уж, интересный обычай выразить благодарность».
      Мальчик на секунду прикратил свою пантомиму, внимательно посмотрев в лицо магу. Леонардо легонько кивнул, давая понять, что понимает собеседника, и тот продолжил.
      «Теперь нож, нога, Брысь в коридор. Ага, я могу забрать нож, и он уйдёт».
      Леонардо задумался. А вдруг он понял неправильно? А если и правильно, то что ему выбрать? Он не считал, что оказал какую-то великую услугу, за которую нужно предлагать такой страшный выкуп. Убивать этого симпатягу не было вообще никакого смысла, забрать нож и выгнать его — оставить без оружия в каком-то непонятном туннеле, где его и так уже чуть не убили. Адекватных вариантов, собственно, не оставалось, и Леонардо, имеющий в силу происхождения и общественного положения довольно неплохой опыт общения с очень разными расами и культурами, выбрал всегда действенный и безошибочный вариант, который разными племенами трактовался по-разному, но всегда дружелюбно.
      — Брысь, — уверенно, но мягко произнёс юноша, протягивая незнакомцу руку открытой ладонью вверх, предлагая… помощь? подняться? принимая дар? предлагая познакомиться? показывая невраждебность? Не важно, как именно мальчик воспримет это — жест всё равно беспроигрышный.

16

Судя по тому как закивал Плосконогий он понял, что от него хочет Брысь, однако, как и в предыдущий раз он начал тянуть руки, без определенной цели. Брысь приподнялся и обнюхал протянутую ладонь. На ней ничего не было, лишь ощущался запах незнакомца, темной слизи, грязи и из под всего этого запах чего то вкусного и ароматного, а так же абсолютно незнакомого. Скорее всего это что-то значило, но что кун даже предположить не мог. Потому он решил настоять на своем варианте общения, который судя по кивку был понятен обоим. Брысь не хотел чтоб его унизили второй раз за день.
Он снова лег рядом с ножом, подвернув ноги под спину. Стоит признать достаточно неудобная поза, для человека.
После этого снова повторилось объяснения действий, более короткий вариант. Брысь снова коснулся круглой ноги после чего дотронулся до своего живота, до горла и до ножа.

Отредактировано Брысь (2010-04-24 17:05:36)

17

.     Теперь Леонардо был озадачен окончательно. Брысь, как он сам представился, был однозначно разумным существом, но на протянутую руку реагировал в точности как обычная кошка или собака. В любом случае, выбора мага он не понял и повторил свои жесты. Ситуация была не из лёгких. В голове у юноши снова замаячила мысль, мимолётом проскочившая раньше, но откинутая как совершенно абсурдная и дикая.
      «Я попрать его живот. Неужели вот так буквально? Бред какой-то», — но других идей не осталось и Леонардо, слегка пожав плечами, поставил свой грязный грубый сапог на живот мальчика. Но от этого ситуация стала ещё глупее. маг чувствовал под своей стопой движения живого тела: напрягшиеся мышцы живота, мерное дыхание и ещё что-то непередаваемое.
      «Господи, как хорошо, что никто этого не видит», — Леонардо покраснел от неловкости и неуверенно убрал ногу, внимательно вглядевшись в лицо бедному мальчику. Какое впечатление произвёл на него этот жест? После маг смущённо отвёл глаза и даже отвернулся. Всё было неправильно и чудовищно глупо, неловко. Он чувствовал себя каким-то необразованным восточным работорговцем.

Отредактировано Леонардо (2010-04-24 20:50:24)

18

Плосконогий, наконец, сообразил что нужно делать и наступил своей неказистой ногой на плоский живот куна. Лицо последнего было абсолютно спокойно, все шло правильно. В глазах Брыся даже мелькнуло что-то похожее на благодарность. Незнакомец решил долго не держать куна на полу, может быть тут просто некому было видеть это и поспешно убрал ногу. Стоило только сапогу опуститься на грязный пол, как Брысь вскочил на четвереньки и благодарно отерся о своего спасителя. Благо он сделал это щекой и боком, потому что спину пятнала грязь с пола, а на животе красовался отпечаток леонардовского сапога.
Обежав кругом, Брысь подобрал нож и выпрямился. Держать в руках нож кун не любил, поэтому быстро приспособил повязку на хвосте, для этой цели. Попутно он избавился и от повязки в паху, не удержавшись и все же почесав свежезажившее место. А вот повязку с пальцев и хвоста маг пока не дал снять, снова удержав руку куна.
- Брысь, тэ, - грустно проговорил он.
После чего загорелые пальцы, осторожно коснулись рук мага. Мальчишка повернул их к себе ладонями и довольно быстро внимательно осмотрел обе ладони.
Быстрый взгляд в лицо Леонардо.
После чего Брысь поводил одной ладонью Лео над собой.
- Брыся, ан тэ! -  радостно воскликнул он, не отпуская мягкой ладони. 
Рука самого хвостатого была гораздо грубее ладони аристократа.
После этого кун положил руку мага себе на голову.
- Брысь айхэ род лэйка.
Этот странный кун, определенно не понимал нормального языка, поэтому Хвостатый немного смутился и растерянно-вопросительно посмотрел на Круглоухого. Заметив кровь на его лице, мальчишка указал пальцем с острым когтем на порез и внятно произнес: "Тэ".

Отредактировано Брысь (2010-04-25 10:15:44)

19

.     Мальчик спокойно перенёс ногу на своём животе. Похоже, маг не ошибся, хотя это ему стоило немалых усилий.
      Странный… (ох, как его называть-то?) человечек подскочил и с благодарностью принялся тереться боком и щекой о коленку Леонардо. Поднявшись с четверенек, маленький Брысь сразу же деловито принялся приводить себя в порядок: выбросил ненужную с его точки зрения повязку, старательно почесался с довольным видом, приладил свой нож к повязке на хвосте и, наконец, закончив наводить марафет, снова переключился на мага. Он брал Леонардо за руки, рассматривал их, что-то лепетал на своём языке, словом, вёл себя очень непосредственно и просто. Юноше, привыкшему тереться в свете с его фальшивым блеском и наигранным обаянием, это очень понравилось и он заулыбался во всю рожу.
      «Забавный и милый. Вот только откуда он такой взялся тут?» — Леонардо стал чуточку серьёзнее, —«Он загорелый и явно не местный. Да и не припомню я таких рас чего-то. Как он оказался в городе, да ещё в таком, да ещё и в каких-то катакомбах, про которые никто и не слышал даже? Да и я хорош — упал прямо на него. Хорошо хоть не убил».
      — Тэ, — слова и жест мальчика вывели Леонардо из задумчивости. Тот указывал на правую щёку, которая, к слову, зудила. Маг осторожно потрогал её. Щека была порезана, хоть и не сильно.
      «Тэ, наверное, означает рана. И на себе он показывал. А «ан тэ», соответственно, не рана, или, как в предыдущей фразе, «не болит» или «вылечил». В общем, отсутствие раны. По всему, это какой-то изолирующий язык, к тому же очень тезисный. Это хорошо. Разобраться будет не сложно. Главное, общие значения слов запомнить».
      — Рана, — отчётливо произнёс Леонардо, показывая пальцем на царапину, — тэ. Леонардо, — теперь тот же палец упирался в грудь магу, а затем медленно указал в сторону мальчика, и снова на мага — Брысь. Леонардо.

20

Взгляд незнакомца сконцентрировался на Брысе когда тот ткнул пальцем в лицо. Лицо куна тоже расплылось в немного кривоватой улыбке, видимо отражая улыбку человека. Когда последний заговорил мальчишка чуть склонил голову на бок вслушиваясь.
После чего видимо решив поразить своего нового друга выдал целую тирраду.
- Тэ... Рана... Леонардо... Брысь. Леонардо... - повторил он в точности воспроизведя даже голос, после чего махнул хвостом и уже своим голосом повторил, - Леонардо. Шубу сдалал!
Последнее было добавленно уже третьим голосом, похожим на тот, которым говорил Брысь когда только поднялся, после падения на него.
Мальчишка обнюхал протянутый в его сторону палец после чего уцепился в края рукава.
- Ыка!
Воскликнул он, заглядывая внутрь. В следующий миг маг почувствовал, как загорелая рука мальчишки нырнула внутрь, на всю длинну и худые жесткие пальцы ощупывают все доч его дотянулись. Лицо Брыся в этот момент казалось очень серьезным и сосредоточенным. Впрочем в рукаве ничего интересного не было обнаружено и он быстро потерял к этому интерес найдя новую цель. Так же шустро он крутанулся на месте, ловя собственный хвост. Отцепив нож от повязки он тут же сунул его в руки человека, после чего потянул с пояса шпагу. В его больших глазах плескалось немалое восхищение оружием. Держа его перед собой за прутья гарды он с восторгом рассматривал клинок и даже обнюхал его.
Повернув клинок он посмотрелся в свсое отражение, а потом потыкал в него пальцем.

Отредактировано Брысь (2010-04-27 08:17:54)

21

.     — Ой! — Леонардо страшно боялся щекотки и дёрнулся от неожиданности. Брысь вёл себя всё непосредственнее. Похоже, он был из какого-то дикого племени, и его всё изумляло: одежда, мимика, слова, оружие.
      «Ыка? Забавное какое слово! Интересно, что бы оно могло значить?» — ответить на этот вопрос пока не представлялось возможным, а мальчишка тем временем серьёзно изучал рукав. Впрочем, ответа не было и на вопрос о том, откуда вдруг появились слова про шубу? — «Оп. Похоже, он уже с кем-то виделся. Но голос незнаком. Тогда тем более непонятно, как он тут очутился?» — и тут Леонардо осенило, — «Может, его спутник ещё тут и ему тоже нужна помощь?»
      В тот миг в руку мага легла рукоять ножа Брыся, а сам он оказался без шпаги. Тёплая, приятная на ощупь кость отдалась лёгким покалыванием в ладони:
      «Зачарованный нож? Этот… Брысь удивляет всё больше».
      Леонардо поднял глаза на мальчишку, наблюдая, как потешно тот изучает шпагу.

Отредактировано Леонардо (2010-04-29 06:47:33)

22

Необычный нож превел Брыся просто в восхищение. Необычный материал, отражал свет небольшого шарика над головой незнакомца и некоторое время кун пытался поймать лучики на блестящей поверхности. Он крутил шпагу и так и эдак, хватаясь за гарду и лезвие. Наконец, поймав лучик и заулыбавшись от этого, он повернул клинок боком к себе и лизнул странный материал пробуя его на вкус. Повернув шпагу он попытался укусить за клинок своими острыми зубами, после чего рассматривал остались ли какие-то следы. Хвост за спиной извивался в причудливом танце вытянувшись немного над головой, вопросительным знаком.
В один момент гарда меча ткнулась в стену, как раз когда мальчишка держал его за клинок.
В следующий момент, Брысь уже уронил шпагу и отскочил зализывая порезанную ладонь.
- Тэ, - констатировал он, слизывая струящуюся по ладони кровь и почти сразу добавил, - Ра... На.
Последнее было сказано уже своим голосом, а не голосом Лео как в предыдущий раз.
- Брысь ух ра-на.

Отредактировано Брысь (2010-04-29 07:58:05)

23

.     Потеха закончилась так же внезапно, как и началась — бедолага порезался. К счастью, рана был не серьёзной. Гораздо более серьёзной оказалась очередная лингвистическая загадка.
      — Брысь ух ра-на, — звонким голосом проговорил мальчик, стараясь правильно произнести новое слово. Но вот что означало это «ух»?
      «Наверное, это означает рука или ладонь. Да, скорее всего, это так, судя по строению языка, если я не ошибся в нём» — Леонардо было всё интереснее. Странный забавный мальчуган, взявшийся тут непонятно откуда, диковинный новый язык, магический нож и неизведанные подземелья, из которых, кстати, ещё предстояло выбираться.
      — Ладонь, — отчётливо произнёс маг, показывая пальцем на свою ладошку и подходя к Брысю, чтобы осмотреть рану. Нож пришлось перехватить поудобнее, чтобы не мешал.
      Несмотря на беседу, юноша был настороже и иногда поглядывал по сторонам краем глаза.

Отредактировано Леонардо (2010-04-29 10:10:56)

24

Брысь зализывал рану, на миг прервавшись он посмотрел на Леонардо. Тот видимо решил продолжить урок и теперь показывал на свою руку.
- Лааааа. Тонь. - Повторил он за человеком.
Однако, когда человек подошел кун съежился весь, устрые уши прижались к голове, а хвост поджался пройдя меж ног свернулся внизу живота. Брысь чуть присел и закрылся руками.
Когда же Леонардо подошел почти вплотную он прыснул в сторону и обогнув его по дуге кинулся к шпаге. Подхватив её из грязи, он торопливо вытер её разоренной косой, от налипщего и только тогда протянул человеку.

Отредактировано Брысь (2010-04-29 17:16:54)

25

.     — Ох! — Леонардо схватился за голову, — что ж ты делаешь, глупенький?
      «Испугался, бедный. Неужели я такой страшный?»
      Леонардо аккуратно взял шпагу с налипшими на лезвие белыми волосками из косы Брыся и, присев на корточки напротив мальчика, сложил всё оружие на колени. Лицо мага было спокойным и добродушным. Осторожно взяв ладошку Брыся в свои руки, он развернул её, чтобы осмотреть ранку.

26

Плосконогий снова говорил на своем непонятном языке.
Брысь ожидал, что Леонардо стукнет его, за то что он уронил блестящий длинный нож в вонючую грязь.
Но тот видимо не собирался, когда он приблизился второй раз, кун прижал уши и отвернувшись снова сжался в ожидании удара.
Но маг и не думал бить его, вместо этого потянув к себе горячий кулачок. Он осторожно разжал загорелые пальцы. В центре ладошки скопилось изрядно крови, уже успевшей начать сворачиваться и напоминавшей кровавого слизня. Сам разрез не был глубоким, для такого количества крови, хотя может кровоснабжение у кунов было иначе устроенно.
- Ла тонь, - проговорил Брысь непривычное слово, а сразу за этим голосом самого мага повторил, - глупенький... тыжекот.
Последнее уже было сказано слышанным ранее незнакомым голосом. Леонардо и раньше догадывался, что язык Брыся довольно шершавый, теперь же он и сам смог убедиться, что скорее недооценил это. Кун быстро наклонился к ладони и слизал кровавый сгусток, пройдясь языком и по державшим ладонь пальцам.
Брысь очистил ладонь и с интересом стал рассматривать сжимавшие её пальцы, длинные и по контрасту с загорелой ладошкой очень бледные. Брысь раньше замечал, что пальцы заканчивались странными плоскими пластинами, а не когтями.
Он положил свою свободную руку поверх бледной руки и растопырил пальцы так чтоб накрыть пальцы Леонардо. Ладошка Брыся оказалась поменьше. Быстро глянув на мага, кун выпустил когти.
- Леонардо рана?
Спросил он заглянув в лицо мага.

Отредактировано Брысь (2010-05-01 19:20:50)

27

.     Забавный мальчуган, похоже, был всегда суетливым. Но суетливость эта был не тем назойливым, тошнотворным мельтешением продажных служащих постоялых дворов, а милой и непосредственной. Она вызывала лишь мягкую улыбку и поднимала настроение даже после падения с неведомой высоты в яму с дерьмом. Леонардо внимательно наблюдал за каждым движением, слушал каждое слово непонятного существа, и постепенно, как ему казалось, проникал в его мир.
      Мальчик совершенно точно уже разговаривал с кем-то из жителей и, судя по выученным репликам, не долго и не враждебно. Он явно не понимал тех слов, что произносил не своим голосом. Он просто воспроизводил услышанные звуки, как… как попугай. Но в его зеленовато-золотистых глазах светился глубокий и острый ум: Брысь был весьма сообразительный и пытливый. Леонардо не мог отделаться от странного ощущения, что он старше, чем кажется.
      А мальчик тем временем, оправдывая догадки мага, изучал его руки, рассматривая и сравнивая со своими грубыми ладонями. Впрочем, Леонардо занимался тем же. Вдруг из тонких длинных пальцев выпустились когти и опять исчезли. Брысь поднял взгляд на мага.
      — Леонардо рана? — спросил он.
      Маг не сразу понял, о чём идёт речь.
      «Ээ… Он просит вылечить? Или нет, не похоже», — Леонардо взглянул в глаза Брысю и снова посмотрел на их руки, —«Может, он хочет знать, не болит ли моя щека?» — и тут маг вспомнил, что сделал его новый знакомый за секунду до того, как задал вопрос и сумел угадать его суть. Или нет? Показав мальчику вторую руку с точно такими же ногтями, от ответил:
      — Ан тэ.
      Внезапно Леонардо словно очнулся. Беседовать с Брысем было ужасно любопытно и увлекательно, живой и искренний мальчуган понравился магу, но место для знакомства и разговоров было совершенно неподходящим: бедолагу только что основательно «заштопали», а сам врач ещё минуту назад проваливался в яму с дерьмом, не зная, куда попадёт и выживет ли. Бережно сложив шпагу обратно в ножны, Леонардо поднялся и осмотрелся по сторонам, особое внимание уделив дыре, из которой выпал. Можно ли было по ней же и вернуться?
      — Мы, — маг ткнул пальцем в себя и Брыся, — идём, — и потопал ногами, изобразов ходьбу, — наверх, — отчётливо закончил он фразу, неопределённо махнув рукой, собственно, наверх.

Отредактировано Леонардо (2010-05-04 17:18:22)

28

Брысь с сомнением посмотрел на Плосконогого заявившего, что его пальцы вовсе не покалечены или не больны.
Видимо наболтавшись маг встал и убрал в ножны шпагу, причем чуть было не поранив любопытного Брыся по новой, когда он сунулся следом. Вручив неуёмному куну его ножик, чем несказанно порадовал маг стал изображать свою пантомиму.
Брысь с любопытством смотрел за жестами. Сначала он решил было, что от него чего-то хотят, но потом понял, что "мы" это всего лишь обозначение их группы и они должны двигать ногами вверху. Радостно кивнув мальчишка быстро пристроил ножик на хвост. Пару раз глянув вверх, он напружинился будто хотел допрыгнуть до потолка. Вид у мальчишки был при этом очень сосредоточенный. В следующий миг показалось будто он чихнул себе под ноги, по крайней мере звук очень похожий, и взвился в прыж, размахивая хвостом, подпрыгнула куда выше середины, но так и не достала до потолка. По прикидкам мага выходило, что его маленький друг сиганул метров на шесть.
Фигурка Брыся достигла пика своего полета и начала стремительное падение с шестиметровой высоты. Впрочем ожидаемого шлепка тела не произошло, в последний миг Брысь раскинул руки и уже мягко стал на лапы. Виновато посмотрев на Леонардо он приготовился прыгнуть ещё раз.

Отредактировано Брысь (2010-05-06 16:13:31)

29

Прыжки Брыся не увенчаются успехом. Хотя даже если бы куну удалось достать до потолка, он вряд ли смог бы продолжить путь дальше. Не та дыра через которую он упал, не то тот проход, через который попал сюда Лео не подойдут для путешествия: слишком узки, слишком скользко и почти полно отсутствие каких-либо выступов, чтобы зацепиться за них руками или ногами.
Нужно выбирать один из 4-ёх туннелей. Назовём их условно: Север, Юг, Запад и Восток.
Северный туннель, самый большой и видно, что его промыла вода. Следов искусственных  работ тут почти нет, да и выглядит он наиболее чистым.
В отличии от Западного. В нем, полно мусора, скорее всего причина в том, что многие сточные воды попадают именно в этот тоннель, а вместе с ней и потоки грязи.
Восточный туннель, достаточно узок и уходит вниз. Оттуда веет холодом. Видно что он был кем-то сознательно прорублен в толще камня, причём делалось всё быстро, без желание создать архитектурный изыск, а лишь бы было.
Последний, южный проход очень мал. И Брысю и Лео придётся согнуться, чтобы протиснутся  в него и дальше двигаться в таком состоянии. Примечателен он лишь одним -  из него сильнее всего чувствуется крысиный запах. А в целом это кусок какой-то каменной трубы, неизвестно зачем здесь созданной.

П.С. чтобы рассмотреть каждый туннель, вам надо подойти к ним достаточно близко, так как с вашего угла обзора, и в тусклом свете огонька мало чего разглядишь. Название туннелей не соответствует их фактическому направлению

30

.     Брысь понял всё слишком буквально, чем вызвал широкую улыбку мага. Ему стоило больших усилий не расхохотаться. Впрочем, наверное, не таких уж и больших.
      «Ох, и смех, и грех с ним! Презабавный мальчуган. Но выбираться, тем не менее, надо».
      Бедняга виновато посмотрел на мага и уже было приготовился ко второй попытке, явно обречённой на провал, как Леонардо остановил его качанием головы:
      — Нет, ты не понял, — слова были сопровождены мягким касанием испачканного плеча, — мы, — и снова «объединяющий» жест, — идти, — пальцы правой руки, «встав» на ладонь левой, зашагали, словно маленький человечек, но уже не по воздуху, а по твёрдой поверхности, — наверх, — и Леонардо неопределённо махнул в сторону западного туннеля, продолжив жест как бы плавным выходом на поверхность. Но ногами, а не летая по воздуху.
      «Ох! Кстати, а как же он так странно приземлялся и прыгал? Ни магии, ни особого строения скелета… Чудной какой мальчик. Жутко интересно узнать», — Леонардо, сдерживая смех, не сразу обратил внимание на необычное приземление Брыся, его чихания и полёты. Но в этом определённо было что-то странное и интересное: заклинания не сотворялись, а магическую субстанцию действия ловкача потревожили, — «Может, это какие-то врождённые магические способности? Хм. Откуда ты такой взялся, дружок?»
      Но суровая реальность заставила Леонардо выйти из задумчивости и внимательно оглядеться по сторонам ещё раз. Нужно было выбрать направление.
      «Север отпадает — если бы это русло вело на поверхность, то оно промыло бы себе путь и дальше. Похоже, это естественный сток, промытый спускавшимися сюда отходами и дождевой водой. К южной трубе я и близко не подойду».
      Оставалось два одинаково поганых варианта — восток и запад. Восток не нравился магу уклоном, а запад — мусором. Оставалось только одно: проверить. Леонардо подошёл к засранному коридору и, наслюнявив палец, поднял его над головой.


Вы здесь » Le lit pourpre - Мир твоих желаний » Подземелья Le lit » Перекрёсток