Le lit pourpre - Мир твоих желаний

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le lit pourpre - Мир твоих желаний » Жизнь за кадром » Не было бы счастья,да несчастье помогло...


Не было бы счастья,да несчастье помогло...

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Два героя-романтика. Два изысканных дорогих букета сломаны и выброшены примой. Выпивка... очень много выпивки. Ласковые объятия гостеприимного борделя, запах благовоний. Бокалы посланы к чёрту! Настоящие мужчины пьют из горла! Полно заламывать руки, пора перейти к чему-то более крепкому, чем алкоголь...

За дверь я выгнан в ночь,
Но выйти вон и сам не прочь,
Ты без меня хоть застрелись,
Все решат, что это твой каприз,
Повтори его на бис.

Да, я уйду, и мне плевать,
Ты знаешь, где меня искать,
В квартале красных фонарей
Я смогу тебя забыть быстрей -
Это дело двух ночей...

Отредактировано Гасорнит (2011-03-11 15:51:31)

2

-Нет…ну только подумать! Меня! Меня!!! Отвергла женщина… что за чертовщина???- пьяный Гасорнит снова присосался к горлышку очередной бутылки, развалившись в подушках. Вокруг него вертелись соблазнительные обнажённые танцовщицы, расстёгивая ему рубашку, тщетно пытаясь «оживить» область паха. Он был так возмущён и расстроен, что даже придаваться плотским утехам не хотелось. Девушек это не абы как расстраивало. Такой мужчина! Страдает и помощь принять не хочет… да что там отказ, таких как Зерги будет ещё очень много… но вот с кем теперь соперничать? Играть с блондином было очень интересно. То обходить его, то оставаться позади и ровнять счёт. О чём теперь будет сплетничать актёрская труппа? Их знали, как заклятых врагов, а завтра они похмельные и убитые горем придут на репетицию в обнимку. Нет! Нельзя так низко пасть! Нельзя никому показывать себя  в таком виде! А иначе, прощайте смущённые взгляды молоденьких актрис и сладостные утехи в тени декораций.
-Друг, это же просто баба…- Гасорнит потянул за руку одну из девушек к себе, обнимая, как мягкую игрушку. Он прекрасно понимал, что за такую грубость в адрес леди Араео может схлопотать от парнишки по клыкам. Но вот будет ли удачным этот удар? Гасорнит и сам едва разговаривал, а встать будет непосильной ношей. Дориан, вероятно, в том же состоянии. Да и вообще, он любезно согласился составить Гасу компанию, будучи прекрасно осведомлённым о вкусах своего соперника и недолго препирался, когда Эстер притащил его в публичный дом. Ну а в конце-то концов! Клин клином вышибает. Только Гасорниту это пока не очень помогало. Танцовщицы почти раздели его, а он оставался безразличным, продолжая вливать в себя настойку. В витиеватом ароматном дыму курительных палочек танцевали прекрасно сложенные девушки в пёстрых набедренных юбках со звенящими золотистыми монетками.  А вампир продолжал думать о том, как вообще могло такое случиться. Как ему могла отказать женщина? Никогда! Никогда такого не было… и хотя он был влюблён, он больше преследовал спортивный интерес. В то время как ангелочек Дори полюбил приму всерьёз и надолго…бедняга…

3

Светловолосый вампир с безразличной горечью в затуманенных алкоголем и долью глазах смотрел в одну точку, не обращая внимания на мельтешение перед глазами полуобнаженных тел, золотистых одежд и  ярких бусин. наивный, на что он раньше надеялся? Ведь  Дориана и пытались предупредить,  что он не пара лези Зерги, и сам себе он не раз говорил о том, что никогда не добьется ее. Но упрямство и сильное чувство заставляли перешагнуть через омут сомнений и идти дальше к своей цели. Когда соперник остался один, достойный, равный, хотя теперь, после столь обильных возлияний, можно сказать. что чуточку превосходящий в шансах, все просто рухнуло.
Какой-то приезжий актеришка. Ну да, брутален и нордически высокомерен, холоден. И, как оказалось, весьма притягателен для вампирш его же типа. И если надежда раньше еще была, по сейчас, снова усиленная алкоголем, она просто утонула в парах спирта и отчаяния.
Рядом бесновался такой же отвергнутый брат по несчастью. будучи ранее врагом номер один, Гас как никто другой теперь разделял чувства светловолосого вампира. В ответ на восклицания брюнета Дориан лишь тряхнул волосами, отчего мира стало сразу два, и один наслаивался на другой.
- За просто бабами не носятся  как угорелые по всему городу, - фыркнул вампир, отворачиваясь от склонившейся к нему девицы, что-то воркующей и предлагающей свои нехитрые услуги.  - Катись оно все к черту,  - Дориан снова приложился к горлышку бутылки с крепчайшей настойкой, слегка потеряв равновесие и качнувшись в сторону собутыльника. - Вот ты, - блондин поднял глаза, насмешливо-пьяно щурясь, на Гасорнита, фокусируя на нем взгляд, - что теперь будешь делать? Устроим соревнование на другой вампирше?
Слова, которые Дориан никогда бы не произнес, будучи трезвым и с неразбитым сердцем, были выброшены безо всякого сожаления, выплеснуты текучей горечью.
Вампир кивнул танцовщице, требуя принести еще выпивки. душа хотела утонуть в спирте, захлебнуться.

Отредактировано Дориан (2011-03-11 17:11:54)

4

Гасорнит откровенно рассмеялся. Ему не верилось, что златовласый мальчик, который когда-то задыхаясь от смущения, глядя  на актрису и делая ей комплименты, только что выдал, веротяно, самую циничную фразу в своей жизни.
- Похоже, нашему херувиму хватит!- даа, с такой стороны Гас своего соперника ещё не видел. И таким он нравился даже больше. Отчаянный, обиженный на весь мир и совершенно пьяный. Вампир заметно оживился. Теперь то, из-за чего они напились практически забылось. Стало интересно наблюдать за собутыльником. Гасорнит приманил пальцем куртизанку, сидящую у его ног, и что-то прошептал ей на ушко. Смуглая темноволосая девушка с изумрудными глазами плавно и грациозно села рядом с блондином, обнимая, запуская тёплые шаловливые ручки под его кружевную рубаху, с хищной улыбкой.
То, что Гасорниту удалось заманить юнца в бордель- уже огромный шаг. Быть может, стоит немного испортить его? Казалось, Гас не многим старше его, но взгляды на жизнь у них были совершенно разными. Этот вампир с душой последнего романтика гонялся за вечной любовью, страдал, был предан и конечно же, ему сложно забыть ту, за которую он так долго боролся. Гасорнита же задевал только тот факт, что его, Казанову и обольстителя отвергла актриса. Может, стоило бы продолжить из принципа, что бы потешить своё эго, но… сейчас  появилась куда более заманчивая перспектива.
- Что я буду делать? А что будешь делать ты?- мужчина наклонился чуть вперёд, лукаво улыбаясь. Он чувствовал некую раскоординацию движений, но всё же манипуляции с телом ему давались легче, чем Дориану, который, кажется, совсем обмяк.- В моём распоряжении всё время этого мира! Каждая женщина может стать моей! А ты отказываешь себе в простых радостях и говоришь, что любишь…что за вздор, Дориан?!- мужчина откровенно рассмеялся.- Я могу показать тебе то, чего за свою сотню с лишним лет ты не встречал и не видел…-глаза дьявольски блестели. Ведь для того, что бы быть грешником не обязательно быть смертным? В конце концов, он получил свой дар бессмертия из-за любви к прекрасному. Если часы остановились и впереди бесконечность, к чему все эти моральные принципы? Вампиры уже прокляты, почему бы не пасть ещё ниже?

5

Дориан недовольно покосился на собутыльника, прищурив глаза.
- Сам ты херувим, - вампир чуть оскалился, и хотел даже рыкнуть, но тут же передумал, снова делая глоток из темной бутылки, чувствуя, как обжигающая жидкость проникает внутрь, добавляя еще больше дурмана. Как раз в этот момент Гас что-то нашептал одной из танцовщиц, которых Дориан игронировал напрочь. Навязчивые, банально красивые тела. Влюбленному вампиру было бы даже противно, если бы не алкоголь.
Тонкие пальцы, закованные в тяжелые браслеты, скользнули по груди, оглажвая холодную кожу. Возмущенно фыркнув, Дориан попытался высвободиться, отстраниться и остановить приторные прикосновения, перехватывая руки девушки. Гас откровенно веселился, пытаясь аставить расслабиться так же, как делал сейчас он. Но если этого казанову ласки незнакомых девиц могли отвлечь, то блондину это казалось чистейшим святотатством. Хотя, нужно ли это теперь, когда не для кого хранить верность, не особо востребованную даже раньше?
Еще раз удивившись своим странным, необычным и непривычным мыслям, Дориан Откинулся поудобнее на больших магких  подушках, оттолкнув успевшую расстегнуть рубашку наложницу.
- Значит, ты тоже понятия не имеешь, - вампир весело, опьяненно рассмеялся,  - Повелитель всего мира, как же! И все женщины у твоих ног, ложатся под тебя, стоит только бровью повести, -  вампир кивнул на наложниц.  - А то ты ни разу не любил? Хоть раз было не для галочки, а?
Но улыбка постепенно стала сходить с губ, когда он услышал вкрадчивый, бархатный голос собутыльника, с трудом понимая смысл.
- Ты что, с ума сошел? Тоже мне, змей-искуситель,  - не смотря Гасорниту в глаза, светловолосый оборотень встал с подушек возмущенно, впрочем, без нужной резкости из-за опьянения. Пошатнувшись, Дориан оперся о невысокий столик, и все-таки устоял, не упав, жестом останавливая подскочившую наложницу, готовую объятиями удержать в вертикальном положении. Вряд ли кто-то заметил, как беззвучно упал в подушки и разлился флакон с афродизиаком...

6

Зря пьяный юноша был так скептически настроен. Он осмелел и начал активно двигаться. «Лоб не расшиби, блюститель морали и эстетики»- Гас тихо усмехнулся, я и тоже подался вперёд, принимая позу схожую с той, в которой находился Дориан, но только оставаясь на коленях.
- Неужели ты думаешь, что у меня ТАК много денег, что бы оплатить их всех?- Гасорнит показательно окинул комнату взглядом. Девушек здесь было действительно много- многие из них пришли в эту комнату потому, что мы с тобой им понравились- вампир вполне дружелюбно улыбался, но всё равно в его образе было что-то демоническое. Учитывая то, что Гас был выше Дориана, их лица сейчас находились почти напротив, так что вампир мог говорить достаточно тихо.
-Любил ли я?- он усмехнулся- Взгляни на мою шею, братец. Я любил достаточно долго, что бы понять, что это бессмысленный и тяжкий труд.- мужчина покачал головой и встал, обходя столик и Дориана, становясь сбоку от него. Ласкающий бас в полтона звучал успокаивающе и в тоже время, затрагивал самые потаённые желания, заставляя их покидать убежище и обращать на себя внимание. –Задумайся, так ли тебе нужны эти страдания, как ты за них борешься?- Гасорнит почти потерял мысль, когда чувствительный нюх уловил странный, непривычный запах. Среди благовоний и опиумного дыма было что-то ещё… мужчина тяжело сглотнул и перешёл на шёпот, в котором пусть и смазано, но звучали нотки едва прикрытой похоти.
-Перед тобой бесконечность и мир, полный удовольствий. Стоит только протянуть руку! А ты растрачиваешь пылкость и норов вечной молодости на женщин, готовых использовать твоё внимание и отмахнуться, как от назойливой мошки.- Что-то было не так. И это что-то витало в воздухе. Вампир поспешно разогнулся и, взяв бутылку, сделал несколько больших глотков.

7

Дориан неловко запустил руку в волосы, пропуская сквозь пальцы чуть спутанные белоснежные прядки.
- Ничего не знаю о весе твоего кошелька, ты пригласил, ты и плати, - насмешливо, но беззлобно фыркнул вампир, попытавшись сосчитать, сколько наложниц сейчас в комнате, но, растерявшись после внезапного удвоения их количества, сбился со счета и махнул на девушек рукой, все так же игнорируя навязываемые ласки. - Им нравятся все, кто платит щедро.
Хотя чего греха таить, на тебя западают и девушки, и мужчины, и все, у кого в порядке с зрением и кто падок на нахальное поведение...
Дориан опасливо проследил за движениями собутыльника. Близость вампира, ншептывающего искушающие слова, впрочем, не очень-то воспринимаемые пьяным блондином, напрягала и вводила в неловкость. Почему? ну хотя бы потому, что это бордель. Или не только по этой причине? Настойка внутри него бушевала, казалось, пары спирта витали в воздухе, одурманивая, непривычно раскрепощая. Или это не алкоголь?
Передернув плечами, вапмир покосился на Гаса, которому явно понравилась роль искусителя. Или это так место на влияло на него? Дориан слегка отпихнул от себя вампира локтем, пошатнувшись от резкого для его состояния движения, но снова устояв, проявляя недюжинное равновесие.
- Мне нужны были не страдания, а отношения. Знаешь, что это такое? - Вампир хмыкнул, улыбаясь, отсалютовал бутылкой и сделал большой глоток. - На что же мне, по-твоему, растрачивать мою пылкость, позволь узнать? На мимолетные связи,  как это делаешь ты, Гас? Сейчас мне, кроме этого, - вампир тряхнул остатками настойки в бутылке, -  не нужно вообще ничего. И вообще, зачем ты меня притащил сюда?
Серьезный взгляд и выражение лица не удались. Слишком пьян был вампир.

8

Мимолётные связи… да что он вообще может знать?
-Скажи ещё, что ты знаешь что-то об отношениях – вампир ехидно улыбнулся, крепко сжимая горлышко бутылки. Стоило ему понадеяться на себя и отпустить край стола, в ответ на отпихивание собеседника, как он тут же начал падать назад. Но к счастью, крепкого мужчину сумели удержать три девушки, каждую из которых пьяница отблагодарил нежным поцелуем, куда получится. Недовольство и критика Дориана немного раздражали и портили атмосферу, но Гас хотел решить всё полюбовно. Он мягко обнял собутыльника за плечи.
-Ну как зачем? Что бы ты расслабился, птенчик! – Гасорнит аккуратно стукнул своей бутылкой о бутылку блондина, чокаясь и делая ещё глоток.- Друзья должна помогать друг другу!- мужчина театрально раскинул руки и тут ощутил, что падает назад. Попытка остаться на прежнем месте оказалась неудачной, ибо утонувший в алкоголе мозг не учёл: Дориан- не лучшая опора. Итого, оба вампира упали в подушки. Первым был Гас, которого, видимо, полёт забавлял и на всю комнату звучал заливистый басистый смех, следом Дориан, которого первый тянул за воротник. К счастью, приземление было безопасным, только голова начала кружится ещё сильнее. Смех девушек заглушал музыку. Эстер глядел в потолок, улыбаясь, сжимая Дориана в объятиях.
-А мы с тобой не просто друзья…мы как братья!- внезапно речь приобрела оттенок мечтательности- Понимаешь? Я всегда знал, что мы с тобой одной крови!- а потом и вовсе так, будто он произносит идеологическую речь- Только эта баба мешала нам стать ближе! – Гас стиснул в объятиях юношу, довольно выдыхая. Разум практически потерял способность нормально функционировать. Гас дошёл до той стадии, когда несётся бред о дружбе, любви и мироздании. Необдуманный, нелогичный, в общем, бред бредом. Трезвый он ни за что не стал бы обнимать этого наглого, самонадеянного мальчишку и вообще пошёл с ним пить только потому, что пить в одиночестве- это алкоголизм! Но сейчас… он внимательно смотрел на светловолосого вампира, лежащего рядом с ним в его объятиях…и не мог понять, почему этого милого, прекрасного мальчика с хорошими манерами отвергла прима? Он неплохой актёр, у него чудесная внешность…внешность… «Почему я так пристально смотрю на тебя? Почему в этом цветнике разврата и наслаждения сейчас я любуюсь тобой?»- глаза изучали светлые пряди и черты лица и всегда останавливался на губах.
-Ты выглядишь таким невинным и нежным на фоне всего этого…-уголки узких губ поползли наверх и тонкие пальцы коснулись шёлковых волос Дориана.

9

Вампир только отмахнулся, пытаясь сфокусировать взгляд и найти где-нибудь новую бутылку чего-нибудь алкогольного, да покрепче. Спорить и язвить с Гасорнитом было привычно. а потому и неинтересно, а сейчас так тем более.
Чокнувшись бутылкой в ответ, вампир скептически заглянул внутрь горлышка, любуясь на оставшийся глоток на самом дне. Поймав плывущим взглядом картину падерия собутильника, вампир заливисто рассмеялся, смотря как наложницы, хихикая, подхватывают вампира и довольно выгибаются от его поцелуев, похотливо лаская его тело руками. Горячее тепло в холодном теле тонким, пробуждающимся потоком всколыхнулось на мгновение, но Дориан было достаточно пьян, чтобы пока не обращать на это внимание.
- Я уже так расслаблен... что расслабился бы еще, - многозначительно протянул Дориан, и тут же, роняя бутылку, увлекаемый снова падающим Гасом, чертыхаясь, рухнул сверху вампира, утопая то лив ворохе подушек, то ли в очутившихся объятиях. Осознав, как оба сейчас выглядят, с трудом, правда, соображая, Дориан прыснул со смеху, уткнувшись лицом после падения в плечо брюнета. Попытавшись приподняться на руках и встать,  вампир почувствовал головокружение и снова рухнул, пошатнувшись. Со второй попытки удалось чуть приподняться. белоснежные волосы спутались. пряди падали на лицо.
- Ты несешь такую чушь... брат!  - смеясь, Дориан смотрел на такого же пьяного брюнета, все еще вяло пытаясь то ли встать, то ли хотя бы устроиться удобнее. - Она не баба... Она стерва!
Блондин, смеясь, не сразу заметил на себе внимательный и изучающий взгляд собутыльника. Словно недоверчиво, Дори прищурился.
- И куда ты пялишься?
Выгнув бровь от прикосновения к волосам и мягкиХ, вкрадчивых слов, от которых тепло внизу живота снова на мгновение дало о себе знать, Дориан попытался встать.
- Ты вхлам напился, я смотрю, отпусти! Совсем спятил... Я тебе не невинный! - пьяное восклицание и новое бессильное падение на вампира. И куда разбежались все наложницы?

10

Гас откровенно смеялся, следя за попытками юноши встать. Он, наверное, выглядел так же комично, постоянно падая. На возмущённые вскрики мужчина только улыбался, обнимая блондина крепче, прижимая к себе и смеясь. Но что-то странное творилось с его ощущениями. Отпускать совсем не хотелось, и это не шутка. Для пущей уверенности в том, что пьяный блондин не сможет покинуть его, как куртизанки, Гасорнит перевернулся, подминая Дориана под себя. Он сделал это медленно и не ловко, смеясь. И когда ангелок оказался под ним, он утонул в его пьяных глазах, улыбаясь, как идиот.
-Скажи, Дори, ты когда-нибудь целовал мужчину?- Гасорнит наклонился к его ушку, вкрадчиво шепча. Он не мог скрывать, эта ситуация безумно возбуждала его. «Целовал мужчину? Что я несу?»- вся его сущность противилась странному желанию, осуждая его абсурдность, но обмануть себя было сложно. Эти губы, так маняще приоткрытые, словно звали. Сдерживать себя не было сил. Гас прикрыл глаза и провёл кончиком языка по полным губам блондина, неловко, робко. Испуганно коснулся губами его губ. И вдруг в нём проснулась смелость. Он нежно, аккуратно начал покусывать его губы, а потом и вовсе вторгся  в его ротик горячим, влажным языком. Он первый раз целовал юношу и это немного пугало его. Вплетая пальцы в белые локоны Дориана, шатен вполне мог бы себе представить, что под ним хрупкая блондинка, но не хотел. Эта запретность, неизведанность ощущений будоражила кровь, опьяняя страстью, заставляя углублять горячий поцелуй и дышать глубоко, с шумом. Поцелуй был достаточно долгим, что бы насладиться им, но потягивание в области паха подсказывало, что одним поцелуем Дориан сегодня не отделается.
- Вкусно…- Гас без стыда позволил рукам блуждать по торсу блондина, снова рассматривая его лицо, любуясь его трепетной обаятельностью. Вампир чувствовал себя свободно и раскованно, будто соблазняет очередную красотку. Но здесь всё было куда интереснее. Очевидно, что Дориан просто так в обиду себя не даст, но Гас всё равно был сложен крепче и мало что ему помешает удержать хрупкого светловолосого блондина.

11

Уверенные насмешливые глаза смеющегося мужчины только подстегивали желание встать, чтобы не позволять дурачиться над собой, но все попытки провалились, и Дориан лишь вяло дергался.  Не смотря на опьяненное, хотя нет, вусмерть пьяное состояние, Гасорнт держал достаточно крепко и, что самое странное, целеустремленно.
Да что он вытворяет?!
Охнув от внезапного (для дезориентированного вампира, конечно) переворота, Дори уже снизу, недоуменно и возмущенно смотрел на брюнета, нависшего и удерживающего, не позволяющего дернуться, не то что вырваться. Хмель начал загадочным образом выветриваться, и блондин стал соображать немножечко яснее. Дориан уперся ладонями в обнаженную грудь вампира. тщетно пытаясь отстранить его от себя.
- Прекрати это, Гас, ты меня с наложницей путаешь, - зарычал вампир, не веря еще, что все это происходит со всей серьезностью намерений, полагая, что гас так дурачится. Но все стало заходить уже опасно далеко. Ошарашенно замерев от прикосновения к своим губам, вампир не поверил в происходящее. Но вместо того, чтобы попытаться вырваться, горячий поток внутри обжигал теплом уже ощутимее, пары алкоголя стали ощущаться совсем по-другому, они дурманили не тело в грубом опьянении, они дурманили душу в тонком сладостном возбуждении. На миг глаза подернулись сладкой дымкой, и вампиру показалось, что это Она его так трепетно и слегка неуверенно целует, но облик ее был слишком расплывчат и неясен, и все попытки придать эфимерному видению образ возлюбленной, которая отвергла, были тщетны, и в сознании четко нарисовался притягательный лик темноволосого вампира. Вот его чувственные губы касаются так мягко и испытующе, вот уже его юркий язычок решительно вторгся в рот Дориана, увлекая в поцелуй,  вот сам Дориан проводит кончиком языка по острым клыкам мужчины, дразня сам себя, отвечая, утопая еще глубже в этом дурманящем эфире, словно в омуте, пока не опустился слишком глубоко, словно достал до дна бездны и это отрезвило...
Что происходит?!
Блондин как будто увидел их со стороны, и электрическим током в разгоряченном и расслабленном пришло отрезвление и осознание случившегося. Он только что целовался с  Гасом! Он подарил поцелуй и позволяет прикасаться к своему телу мужчине! Почему, почему, черт возьми, это было так одурманивающе приятно? Почему даже в дурмане, который снова начинал действовать, горячей волной накатывая на тело и разум, он не смог увидеть ее, а видел его, и даже осознавая, позволил поцеловать себя? Или это было не осознание?
Дориан, чувствуя, как скврзь вампирскую бледность проступает легкий, едва заметный румянец смущения, попытался дернуться, не веря в произошедшее, не смотря на Гаса, пытаясь спихнуть его с себя.
-Выпусти меня, извращенец!

12

Конечно, Дориан ответил на поцелуй. Иначе и быть не могло. Этот румянец и это недовольство, смешанное с недоумением только сильнее подзадорили. Пытаясь вырваться, Дориан только ёрзал под ним, возбуждая ещё сильнее. На лице вампира сияла самодовольная, но добрая улыбка. С этой улыбкой он схватил юношу за руки, которые упирались в его грудь, крепко сжимая тонкие запястья, и прижал их к подушкам. Он как ни в чём не бывало нежно и трепетно целовал его губы, как будто всё происходит по обоюдному согласию. Если задуматься- так оно и есть, но Дори зачем-то строил из себя маленькую невинную девочку. Гасорниту это даже нравилось. Не хотелось действовать силой, хотя это было бы куда быстрее. Он никогда не соблазнял мужчин, но пьяный и возбуждённый был готов на многое, что бы расслабиться и завладеть чьим-то телом. А здесь полуобнажённый блондин, как нельзя кстати, лежит прямо под ним.
-Я? Извращенец?- Гас усмехнулся, удерживая его одной рукой, второй медленно поглаживая его пресс, спускаясь ниже и ниже, предвкушая то, как сильно ангелок смутится сейчас. И когда ладонь достигла пункта назначения, вампир не мог не улыбнуться в клыки- Твои брюки сейчас порвутся потому, что тебя поцеловал мужчина, а я извращенец?- он сначала погладил его между ног, а потом сладко сжал руку, неотрывно следя за тем, как юноша меняется в лице, терпя все манипуляции мужчины. Гасорнит возбуждался всё сильнее, казалось, он сойдёт с ума от желания, но продолжал дразнить блондина, с довольной улыбкой мягко кусая его розоватые гладкие щёки.
-Ты только представь, какое у Араео было бы лицо, увидь она нас…-эта мысль забавляла его и он решил поделиться. Наверное, для Дориана это был бы позор, а Гасорниту уже было всё равно. Что о нём будут думать и говорить. Сейчас его волновало только одно: как стянуть с ангелочка одежду так, что бы он не успел упорхнуть.

13

Вырваться не удавалось. И чем больше трепыхался под Гасом блондин, тем крепче становилась хватка вампира. решив, что достаточно трепыханий, руки вампира были нахально прижаты к подушкам, лишая возможности двигаться и дергаться как следует. Снова зарычав, ощущая, куда скользит рука Гаса, Дори снова дернулся, пытаясь скинуть с себя вампира.
- Прекрати! - вампир оскалился и ощутимо вздрогнул, сверкая светлыми глазами яростно, - это не то, что ты думаешь!
Блондин закусил губу, только сейчас осознав, что действительно возбужден донельзя, вот только отчего? Он никогда не думал о том, что можно получать удовольствие с мужчиной, и хотя спокойно относился к подобным вещам, на себя такую роль никогда не примерял. И уж точно никогда не думал, что может возбудиться от ласк мужчины, предпочитая обычно женщин. Хотя Гас достаточно красив, обаятелен и настойчив, чтобы соблазнить...
Снова ощутимо дернувшись от ощутимых прикосновений в паху, чувствуя, как начинает пылать изнутри все тело, Дори стал еще отчаяннее сопротивляться этому возбуждению. Безуспешно пытаяь отстраниться от  сладких, возбуждащих еще сильнее ласк, Дориан насмешливо фыркнул:
- Откуда ты знаешь. что тврими стараниями? Может, это наложницы постарались! И вообще, убери оттуда лапы!
Снова о том, о ком вообще больше не хотелось вспоминать, из-за кого они оба оказались здесь, завставили на миг замереть, невольно представить  себе картину, как она застает их в таком виде... И снова в мыслях акцент был сделан не на то, что больше всего на свете вампир не хотел бы, чтобы она видела. А на то, как они смотрятся сейчас со стороны. Как развратно и возбуждающе это выглядит...
Неизвестно откуда взявшиеся силы позволили рвануться  и извернуться так, вырвав руки из хватки, что уже брюнет оказался снизу, подмятый под Дориана. Встрепанный и разгоряченный даже для вампирской холодности, со сьехавшей с одного плеча рубашкой, Дори сам не догадывался, как соблазнительно выглядит. А уж оговоренная тесность в штанах... Признается ли он себе, что дико возбужден?
- Отгрызть тебе руки?  - хищный оскал и насмешливый взгляд светлых опьяненных глаз.

14

Гас не сразу понял, что случилось, но не удивился, когда увидел над собой Дориана. Смена положения его даже забавляла. С такой позиции будет ещё проще совращать его.
- Нравится быть сверху?- снова раздался заливистый мужской смех, и шатен обхватил руками бёдра Дориана, прижимая его к себе крепче и ближе, резко подаваясь вперёд и целуя его сладкие губы, так пренебрежительно искривленные недовольством. Но Дориан был действительно прекрасен. Эта пьяная отвага и неприсущая хищность так шла ему. Он выглядел неопрятно и вместе с тем соблазнительно. Именно так, как должен был выглядеть после ласк Гасорнита. Его хрупкое, бледное тело, будто сделанное из фарфора хотелось изучить в мельчайших подробностях, расцеловать каждый сантиметр, довести до дрожи и исступления, заставить стонать и выкрикивать протяжное «Да!». Он умел добиваться желаемого от девушек и женщин, но тут была более интересная задача.
Забавные угрозы, похоже, веселили их обоих
-Руки? Может, ты хочешь попробовать на вкус что-то другое?- снова злорадный басистый смех. Эта рубашка на его узких плечах. Как она сейчас мешает! Но никаких резких движений, всё должно доставлять удовольствие. Широкие, тёплые ладони поднялись вверх от бёдер, по груди. Медленно, изучая гладкую кожу. Когда пальцы наткнулись на сосочки- Гас не смог себя сдерживать. Он принялся дразнить их подушечками мягких пальцев, чувствуя, как они твердеют, и это просто сводило его с ума. Он на мгновение остановился и опустил руки, глядя на то, как соблазнительно и сладко твёрдые соски виднеются под рубашкой. Мужчина прикусил губу и улыбнулся, приподнимаясь, обняв блондина одной рукой за талию, второй ненавязчиво поправляя его стройные ноги, усаживая Дориана на себя. Он почти не отдавал себе отчёт о том, что делал. Так часто бывало, когда им руководила страсть. Этот клыкастый ангелок просто сводил его с ума. Сложно представить, что они когда-то враждовали. Гасорнит прильнул губами к груди юноши, сквозь тонкую ткань кружевной рубахи проводя языком по чувствительному сосочку. Его рука под рубашкой гладила ровную спинку юноша. Гас поднял глаза на юношу, наслаждаясь его реакцией, улыбаясь
-Мой нежный херувим, ты всё ещё не желаешь утонуть со мной в сладком грехопадении? – его прикрытые рыжие глаза смотрели прямо на Дориана, ловя каждое его движение. Рука, которая была на бедре потянулась вниз, поглаживая напряжённый пах юноши. «Конечно хочешь…»

15

- Мне и положено быть сверху! - фыркнул в ответ Дори, возмущенно уворачиваясь от поцелуя и претерпевая фиаско, вновь плененный сладкими поцелуями Гаса, заставляющими дрожать. Смысл его слов, адресованный гетеросексуальным отношениям, все равно приобретал возбуждающе-пошлый оттенок, что блондину было вовсе не свойственно. Если бы не алкоголь и не странный дурман в голове и теле, не эта непривычная чувствительность и легкомысленная возбудимость, Дориан смог бы нормально противостоять любвеобильному брюнету. Но тело словно не хотело слушаться, вяло отбрыкиваясь, требуя от хозяина поддаться искушениям, не позволяя осмыслить ситуацию, погружая в розоватую туманную дымку возбуждения и страсти. Но блондин решил не сдаваться до последнего...
Упираясь в плечи темноволосого вампира, более похожего сейчас на демона-инкуба (о тьма, какого же соблазнительного!), Дори вспыхнул на новую непристойность.
- Разве что откусить тебе язык! - Дориан зарычал, оскалившись. но рык тут же сорвался в сладкий стон. Прикосновения этого темноволосого сластолюбца заставили выгнуться, тело с готовностью отзывалось на чувственные ласки против воли хозяина, и эти ласки становились все интимнее и жарче. Сжав когтями плечи Гаса, пытаясь оттолкнуть, закрыв глаза, отчаянно сопротивляясь и не выпуская из груди частое томное дыхание, сдерживая непривычное желание по отношению к тому, кого ранее порой хотелось как минимум загрызть... А теперь он ворует его поцелуи, ласкает его тело, прижимает к себе, отдавая свой жар, в то время как обычно лишь Дори отдавал себя партнершам, не задумываясь о том, что получает в ответ...
Выдыхая, вампир зажмурился, кусая губы, чувствуя, как снова утопает в жарком тумане и снова позволяет бесстыдно ласкать себя. Тонкие уверенные пальцы коснулись предательски напряженной плоти... Дернувшись, вампир снова гневно сощурился, смотря в нахальные рыжие глаза Гаса.
- Да что на тебя нашло? Я же не женщина...
Как будто он не знает... Похоже это его и заводит так сильно...
Щеки Дориана заалели еще сильнее.
- Прекрати это, пока я в силах остановиться... - светловолосый вампир отвел глаза, кусая губы, чувствуя, что снова сболтнул лишнее и начиная не жалеть об этом, и тут его взгляд упал на узкий розоватый флакон, выглядывающий из-под смятой подушки. Дориан выгнулся, едва не свалившись с вампира вовсе, дотягиваясь до флакона с названием афродизиака и сунул его под нос своему искусителю, гневно сверкая глазами.
- Так вот в чем твой секрет соблазнения, мачо? Ты с самого начала это задумал, не так ли? Ах ты...

16

Чем больше была отдача, чем слаще стоны, тем активнее Гасорниту хотелось ласкать блондина. Он ощущал себя кукловодом. Дёргал за ниточки и Дориан послушно выгибался, краснел, говорил возбуждающие глупости. Гас не замечал ничего вокруг, не позволяя вампиру убежать или покинуть его объятия, а потом в нос ударил резкий, странный запах. Мужчина тряхнул головой и заметался, не понимая, что происходит, но тонкий нюх был раздражён. Потом прозвучала язвительная насмешка в его адрес и только тогда стало ясно, что за дрянь ему подсунул мальчишка.
- Ты в своём уме?- Гасорнит наотмашь, с силой ударил Дориана по руке, так что флакончик с гадостью улетел в другой конец комнаты, вдребезги разбиваясь о стену- За сто с лишним лет я перетрахал полмира и весь женский состав труппы театра, в котором ты работаешь!- шатен схватил Дориана за подбородок, подтягивая ближе к себе. Так, что почти рычал в его губы- неужели ты думаешь, что я буду затаскивать тебя в бордель для того, что бы усадить к себе на колени? Ещё и таким дурацким способом?- он хмурил брови и скалился. Он никогда  и никому не прощал задетого самолюбия, но забывать о своём желании не собирался. Шатен одной рукой резко содрал с него рубашку, обрывая пуговицы.
-Мне абсолютно всё равно, по какой причине мы хотим друг друга- тон снова стал нежным, голос потерял жёсткость и надрыв, которые были ещё мгновение назад. Руки снова беспрепятственно скользили по груди и спине Дориана, но теперь с большим напором и страстью. Гас прижимал его к себе, кусая нежные губы, дразня его язык горячим поцелуем. Но сколько бы искуситель не целовал эти ангельские уста, опорочить их невинную чувственность не выходило. Вампир медленно и аккуратно подмял потенциального любовника под себя, вжимая в подушки, предусмотрительно пресекая все пути к бегству и новой смене положения. На грудь, плечи и шею Дориана посыпались горячие, влажные поцелуи, отвлекающие юношу от кутерьмы в области его паха. Руки не слушались и на ощупь расстегнуть чужие брюки казалось невыполнимой задачей. «Ты всецело отдавал себя женщинам, которые не ценил этого. Но почему же встречаешь с таким недоверием ласки того, кто способен превознести тебя?» - наконец ловкие пальцы справились с застёжкой и коснулись пылающих узких бёдер. Сдерживать желание было невозможно. Ухоженные коготки ласково впились с тонкую нежную кожу внутренней стороны, а потом подушечки верхних фаланг и вовсе бесстыже коснулись горячей, напряжённой до придела чужой плоти. Гасорнит улыбнулся, заведомо наслаждаясь любой реакцией Дориана. Каждая эмоция на лице блондина была внимательно отслежена им, он не мог пропустить такое великолепное зрелище. Вампир прильнул губами к белому ушку Дориана, шепча с улыбкой:
- Обещаю: ты будешь стонать от удовольствия до восхода солнца…- и рука уже обхватила жаркую плоть, томно дразня и лаская привычными движениями. С таким возбуждением он, конечно, сразу кончит, но что в этом страшного? Ночь ведь только началась…

Отредактировано Гасорнит (2011-03-26 13:54:54)

17

Услышав гневную речь и пошлые откровения темноволосого вамира, Дориан зарычал в ответ, чуть оскалившись. Смотря в глаза вспыхнувшему пьяной злостью Гасорниту, так же пылая гневом и возбуждением, прошиапел в ответ, впившись когтями в его плечи:
- А что же ты тогда делаешь сейчас? Перекинулся на мужской состав театральной труппы?
Высказывание о многочисленных любовниках, о которых вампир отзывался лишь как о телах, перебывавших в его постели для удовлетворения плотских желаний, задело блондина. Быть  еще одним таким телом, позволить попользоваться собой, чтобы потом отводить глаза при встрече в коридорах театра, чтобы не видеть самодовольную  улыбку победителя? Но, черт возьми, разве уже есть пути бегства? А разве желание сбежать и прекратить все это есть? И дрянь ли это во флаконе разожгла столь сильный жар во всем теле?
Дори вздрогнул, когда шелк резко содранной рубашки обжег светлую пылающую жаром кожу, оставляя торс обнаженным. Расстрепанные волосы от резкого скользнули по плечам за спину, открывая доступ для настойчивых ласк Гаса.
- Я не... - но глубокий поцелуй, словно похищенный с губ, не дал договорить, оставляя снова безоружнымя, заставая врасплох и заставляя отвечать удивленно. Дориан растерялся в этом вихре эмоций и ощущений, ярких, переменчивых, суибурных и столь сводящих с ума. что не сразу сообразил, что снова оказался под искусителем, умело повергающим жертву под себя. Поток ласк, поцелуев, пикосновений, жаркого сбивчивого дыхания словно парализовывал, не позволял даже возражающе вздохнуть, открыть глаза или дернуться, гипнонизируя своей чувственностью и уверенной напористостью. Лишь запущенные в шелк темных волос вампира пальцы слабо пытались оттолкнуть, остановить.Но Гас умел добиваться своего..
Еще несколько дурманящих мнговений - и тонкие ловкие пальцы соблазнителя осказались в опасном месте, лаская уже оголенную кожу внутренней стороны бедер. Распахнув глаза, Дориан дернулся пытаясь отстраниться от откровенных прикосновений, которые становились все увереннее и приближались к самому чувствительному месту. Гас не заставил себч ждать -  его пальцы умело переместились на напряженную плоть блондина, заставляя срываться с губ новый протестующий стон, еще более сломленный напором, желанием неописуемо сильным. Противостоять становилось просто невозможно...
Слова на самое ушко медовой патокой просочились в сознание, заставляя пылать еще сильнее. осознавая их смысл, прокручивая томным эхом в мыслях. Снова дернувшись, выгибаясь под мучителем, невольно подверждая слова Гаса и зажигаясь еще сильнее, блондин протяжно и сладко простонал, не осознавая. что еще несколько таких прикосновений  к напряженной до предела чувствительной плоти, и...
Новый жаркий стон сорвался с губ, капли горячего семени попали на руку соблазнителя. Часто дыша, пылая гневом, смущением и жаром, блондин зажмурился, закрыв лицо ладонями, не веря в случившееся.

18

Гасорнита словно разрывало на части. То он целовал бледную шею любовника, то отрывался, глядя на то, как смущённо он стонет, краснея, как забавно противится своим желаниям. Гас никогда не был с мужчиной, но сейчас пришло осознание того, что запрещать себе в удовольствии из-за предрассудков по половому признаку- полный бред. Чем сильнее коготки Дориана впивались в его плечи- тем довольнее была улыбка. Теперь уже он представлял себя дирижером. От его движений зависела частота и звучность стонов. И даже тогда, когда Дориан дошёл до пика своих ощущений, Гас и не собирался останавливаться. Тёплая рука сделала ещё несколько ласкающих движений, давая юноше понять, что останавливаться он совсем не собирается. Но блондин вёл себя, как маленькая девочка, которую насилуют. Пришлось взять его тонкие запястья и убрать руки от лица, что бы заставить взглянуть себе в глаза. Не было ни тщеславной ухмылки, не самодовольства в глазах, ни даже явной похоти. Гасорнит не собирался делать ему больно, но и о том, что бы отпускать его даже не думал. Он только нежно целовал сомкнутые, искаженные недовольством губы, отпуская его руки, снимая с себя рубаху, украшенную кровавыми потёками.
-Ты так сильно любишь её или так сильно ненавидишь меня?- мужчина нежно шептал, незаметно расстёгивая свои брюки- У тебя такое чудесное личико, когда ты на вершине блаженства…- Гас аккуратно взял его узкую ладошку и потянул вниз, заставляя коснуться себя окровавленными пальцами. И это прикосновение липкой кожи к ноющему члену казалось чем-то невообразимым. Шатен прикрыл глаза и выдохнул с наслаждением, отпуская его руку. И хотя всё это было просто восхитительно, Гас прекрасно понимал, что одними прикосновениями свой голод он не утолит. Так было принято решение переходить к более настырным действиям. Пока язык, вторгаясь в уже полюбившийся ему ротик, отвлекал Дориана, рука мужчины шарила между подушками, в поисках ароматического масла. Вслепую он открыл флакон, вылил добрую половину на свою руку и провёл пальцами по плоскому животику клыкастого ангелка, оставляя ароматные дорожки до самых бёдер. Не разрывая поцелуй, пришлось снять с Дориана брюки, что бы не дать ему возможности до конца понять свои намерения. Актёр подхватил второй рукой своего «коллегу» под колено, чуть приподнимая его ногу, что бы открыть пространство для дальнейших манипуляций. Руки дрожали. Никогда он не делал ничего подобного. Даже в его самых пошлых и развратных фантазиях не было ничего такого. Но он продолжал целовать светловолосого юношу, лежащего под ним. Намасленный палец аккуратно прошёлся между упругих ягодиц, нащупывая напряжённое тугое колечко. « И если после многочисленных убийств у меня ещё был шанс попасть в Райские Сады, то после этого… Господь не простит мне того, что я делаю с одним из его ангелов…»- Гас спустился к шее, целуя жарко, томно и палец скользнул в разгоряченное, такое желанное тело. Медленно, настолько аккуратно, насколько это было возможно, он ласкал его изнутри, чувствуя, что собственное напряжение дошло до придела. Упругие, горячие мышцы сжимались и пульсировали, и стоило только осознать всё безумие и сладость происходящего, как вампир достиг оргазма без манипуляций с собственным телом. Гасорнит замер, переводя дух, усмехаясь и снова возобновляя свои дразнящие движения.
-Посмотри, что ты со мной делаешь…- он чуть сильнее сжал ногу любовника, шепча ему на ушко, кусая мягкий хрящик.

19

Ее? Кого ее?
Дори удивленно и затуманенно посмотрел в глаза своему соблазнителю,  забыв на миг о своем смущении и гневе.  Он совсем забыл, зачем они пришли сюда, что было причиной их сплочения, и что в итоге уложило их в одну постель. Ну, уложил в постель блондина сам Гас, такой же пострадавший от неразделенной любви. Едва в мыслях начал возвращаться привкус горечи, как новая волна жара цвета янтарных глаз мучителя накрыла все тело, выбрасывая из мыслей шорох шифоновых юбок и надменную улыбку алых губ.
Ненависть? О нет, Дори не испытывал к темноволосому искусителю ничего подобного. И если бы брюнет отпустил сейчас блондина, Дори врезал бы ему хорошенько в наглу физиономию, оставил бы одного в борделе, ушел бы, чтобы никогда больше не видеть его и... ни за что бы не простил Гасу то, что он все-таки отпустил. Но вместе с тем ласки эти были столь бесстыдными, откровенными и невыносимыми, что полностью сдаться Дори был еще не готов.
Охнув от прикосновения к твердой, нежной плоти Гаса, блондин закусил губу, чувствуя новый  прилив неловкости и непривычности происходящего. Желание брюнета, столь неистовое и напористое теперь ощущалось и физически. И как только Гас перестал удерживать его руку, Дори так и оставил свою ладонь слегка сжимающей  горячий напряженный член любовника, изумленный этим эффектом. В конце концов, возбудить женщину не составляло труда, проверялось известными способами и было достаточно... обыденно и правильно?
И снова поцелуй, на который невозможно было не ответить, настойчивый и уверенный, но вместе с тем не столько берущий, сколько отдающий сладость. Недовольный рык был протестом на стаскивание брюк, но оторваться от поцелуя не представлялось возможным. И лишь когда влажные масляные пальцы вампира скользнули между ягодиц. прикасаясь к заветному месту, Дори осознал, что вот теперь точно назад пути нет. Распахнув глаза цвета безграничного вожделения, вампир сернулся от этих прикосновений, пытаясь шептать сквозь поцелуй, словно в бреду, сам не зная зачем пытаясь уговорить остановиться перевозбужденного вампира.
- Гас... Не надо... Перестань это... Ах! - Дори кусал его губы, раскрасневшиеся от частых поцелуев, несильно, но пытаясь остановить, и тут же понимая что заводит его еще сильнее. Плавное, горячее проникновение заставило снова вздрогнуть, напрягаясь всем телом с протестующим стоном. Ощущения были столь непривычны и странны, что блондин не стазу понял, что горячие капли на его бедрах - это признак того, что и сам Гас не смог сдержаться. Удивленно подняв глаза на любовника Дори прошептал хрипло:
- Это ты посмотри, что со мной делаешь... Разложил как непотребную девицу...
Руки блондина обвили шею Гаса. Лишь для удобства, все равно уже никуда от брюнета не денешься... И как заставить себя отдать не только тело, но и  душу на эту ночь? Ведь этот инкуб не просто искушает и ласкает, он отдает часть себя. Как и всем? Или только сейчас?

20

Как только Гас ощутил на своей шее его руки- ему стало…легче? Ведь если бы Дориан продолжал сопротивление- желания грубо изнасиловать его не появилось бы. Да, он был выше, крепче и старше, но что это меняло? Завладеть хрупким фарфоровым мальчиком не составило бы труда, но нужно ли? И если нужно- то кому? Для того, что бы снять напряжение в области паха мужчине был предоставлен бордель. А заставлять кого-то ложится под себя Гасорнит не имел привычки. По его меркам это только занижало самооценку. Совсем другое дело добиться расположения. Гас совсем забыл о том, что они соперничали. Может и был какой-то горьковатый осадок, но не сейчас. Сейчас он хотел его. Так сильно, как никогда ещё не хотел ни одну женщину. Прошло примерно полминуты и Гас ввёл в блондина второй палец, так же медленно и аккуратно двигая ими внутри, растягивая Дориана не столько для себя, сколько для него самого. Длинные, горячие пальцы входили на всю свою длину, пытаясь нащупать чувствительное место, что бы суметь простимулировать. Он сумел изучить женское тело в подробностях, и теперь тело мужчины казалось ему неизведанным и полным открытий. Губы, язык, даже изредка клыки ласкали грудную клетку Дориана. То долгими поцелуями с языком, то игривыми покусываниями, снова и снова дразня уже полюбившиеся ему твёрдые сосочки юноши. Он мучил и себя и его, прекрасно понимая, что долго это продолжаться не может, но переходить к тому, о чём мечтал уже около часа немного…боялся. Боялся сделать Дориану больно, не суметь довести начатое до конца или доставить ему удовольствие. Пути назад не было. Гас медленно извлёк влажные пальцы и обнял Дориана обеими руками за талию. Он не собирался спрашивать, готов ли партнёр принадлежать ему всецело и безвозвратно. Не собирался предупреждать о том, что сейчас они станут единым целым и сначала будет больно. Он вообще считал, что слова в большинстве своём в постели не нужны. Гас медленно раздвинул его упругие ягодицы и также аккуратно, неспешно начал входить в чужое тело. На его лице отражалась какая-то странная и вместе с тем ласковая сосредоточенность. Узкое, жаркое изнутри тело совсем не хотело принимать в себя, сжимаясь, словно пытаясь вытолкнуть, но вампир не собирался останавливаться, так толком и не начав то, чего так долго хотел. Покрывая поцелуями прекрасное светлое лицо и влажную шею, мужчина медленно начал двигаться внутри, совсем неглубоко. Терпеливо, внимательно следя за выражением лица любовника, принимая к сведению каждую эмоцию. Одной рукой он крепко прижимал его к себе, второй принялся ласкать его плоть, побуждая блондина расслабиться и прислушаться к ощущениям, постепенно и ненавязчиво входя чуть глубже, пресекая со своей стороны любые порывы увеличить темп. Может быть нужно было остановится с самого начала…может так было бы лучше…но стройные ноги Дориана уже на его бёдрах, и с каждым ровным, мягким движением становится немножко свободнее, и дыхание сбилось, и так хочется слышать стоны, как раньше…


Вы здесь » Le lit pourpre - Мир твоих желаний » Жизнь за кадром » Не было бы счастья,да несчастье помогло...