Le lit pourpre - Мир твоих желаний

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le lit pourpre - Мир твоих желаний » Первый этаж Театра » Кабинет владельца театра


Кабинет владельца театра

Сообщений 91 страница 120 из 138

91

«Похоже, что Лестат тоже проникся своеобразной, скажем так, «по-вампирски изощренной» симпатией к дерзкому нарушителю границ. Учитывая данное обстоятельство, предложение владельца театра является единственным разумным и причиняющим минимальный ущерб всем заинтересованным сторонам».
Уголки губ полукровки едва уловимо дрогнули в легкой тени довольной улыбки. Что бы Дэнариэс ни говорил, как бы не преподносил себя в качестве страшного и ужасного вампира, хладнокровной машины смерти, убийцы и прочее, и прочее… несмотря на правдивость и обоснованность всех приведенных эпитетов, несмотря на свою темную сущность и профессию - убивать юнца наемнику совершенно не хотелось. Для убийства ему всегда требовалась веская причина, а уж при наличии причины повод всегда можно подобрать. В данных обстоятельствах повод-то как раз был – проникновение в святая несвятых Детей Ночи с целью… ладно, пусть будет шпионажа. А вот с причиной было сложнее… Нет достойной. Кроме разве что неуемного любопытства паренька.
«Впрочем, даже этот порок Лестат обратит себе на пользу».
Проследив взглядом за неспешным передвижением вампира по кабинету, брюнет невольно восхитился белокурым, хотя обычно чрезмерная симпатия к кому-либо, а тем паче к хозяину, была совсем не свойственна наемнику – жизнь научила не чувствовать приязнь и симпатию. А методы обучения у Леди Судьбы никогда не отличались мягкостью и лаской нежности. И всё же… сейчас этот белокурый вампир едва ощутимо задел покрытые пылью забвения тонкие струны в темном, заброшенном уголке души полукровки. Твердость духа, волевой характер, тонкая ирония и решительность, нежелание сдаваться и останавливаться на полпути… хотя пожалуй в отношении месье де Лионкура уместнее употреблять «неумение сдаваться». Складывалось впечатление, что он просто не умел терпеть поражение. Нет, ему не была свойственна чрезмерная заносчивость или необоснованное, мнимое превосходство. Лишь холодная уверенность в себе и своих силах. Это и вызывало восхищение, ибо столь сбалансированное сочетание качеств являлось поистине редким даром.
«Интуиция меня не подвела. Уникальное ты существо, Лестат».
Перед внутренним  взором возникла сцена первой встречи. Горящий желанием жить взгляд удивительных фиалковых глаз… даже в крайне невыгодной для себя ситуации, не предвещающей благополучия его персоне, вампир и не думал сдаваться, сражаясь до последнего, готовый подороже продать свою жизнь старухе-Смерти.
Мысли пролетели теплым осенним ветром, окрасив темную сирень глаз толикой грусти. Впрочем, то было лишь мгновение ослабления внимания, в следующую минуту сменившееся привычным хладнокровием.
«Так, Дэс, притормози. Не время сейчас для самокопания и разбирательства в подоплеке уже принятых решений. Этим можно заняться в свободное от работы время… А пока… О, да месье шпион шокирован предложением Ужасного вампира. Неудивительно».
Смена эмоций на мордашке мальчишки (будь она документально запечатлена и вживую воспроизведена в любой момент)  была достойна являться наглядным примером для начинающих актеров – столь явно на юном лице читались все мысли и рассуждения, вполне предсказуемые кстати.
- Щедрое предложение, очень щедрое… - тихо произнес наемник, скорее просто размышляя вслух, чем ради того, чтобы быть услышанным Даниелем. - И жизнь сохранишь, и свободу. Весьма относительную свободу, правда. Но в этом бренном мире все относительно.
Чуть изменив положение, Дэнариэс с комфортом расположился в кресле и приготовился наблюдать со стороны наложение метки Хозяина.
Однако в самый интересный момент, подтверждая мысленно присвоенный ему Дэнариэсом статус непредсказуемого, в кабинет вошел оборотень. Судя по отсутствию предварительного вежливого стука в дверь и искреннему удивлению во взгляде глаз цвета неба у самого горизонта в ясный день – парень явно не ожидал в разгар дня застать вампиров в кабинете.
Внимательный взгляд аметистов выхватил сначала лицо вошедшего, а уж потом скользнул по ладной фигуре. А полюбоваться, бесспорно, было на что. Серебро чешуи драконов, выполненных рукой мастера, эффектно оттеняло серый цвет глаз с легким оттенком лазури. Стройный силуэт, охваченный красным шелком кимоно, притягивал взор ценителя красоты, коим являлся инкуб в силу особенностей своей сущности. Заинтересованный взгляд блондина, задержавшийся на скромной персоне брюнета, не остался незамеченным.
«Один раз – случайность, два – совпадение, три – закономерность. Третий раз наши дорожки пересекаются за недолгое время моего пребывания в этом театре, и в каждую встречу я чувствую на себе твой взгляд, оглаживающий силуэт как рука робкого любовника – не касаясь кожи, а лишь ловя ее тепло, фиксируя в памяти каждый изгиб... Интересно, насколько ты любопытен. И что же тебя привлекает? Внешность? Или все же распознал мою суть?»
Игра на тонкой грани двусмысленностей, влечение, волнующее притяжение, легкий флирт – были частью жизни инкуба, элементами поведения, давно вошедшими в привычку, поэтому и отвечал он на проявление внимания соответственно, практически не задумываясь. Игра намеков и соблазнов, способная быть как ничего не значащей беседой, так и флиртом или даже чем-то большим.
«На этот раз воспользовался дверью, что не может не радовать, ибо солнечный свет сейчас несколько неуместен... Очаровательное проклятье?.. Интересная формулировка… Разве что не столько театра, сколько… Впрочем, снова тебя в твоих рассуждениях, инкуб, понесло на рога песчаного дьявола. А стоило бы вернуться на землю грешную», - усмехнулся про себя полукровка, чуть склоняя голову в знак приветствия.
- Приветствую. Да, проклятьем меня называли часто. И очаровательным тоже. Но вот совместили эти два понятия впервые вы. Чем я приятно удивлен, - мягкая, дразнящая улыбка с толикой порочности легла на тонко очерченные губы инкуба. – А это прискорбное упущение легко исправить.
«Инкуб, ты не исправим! Либо язвишь, либо флиртуешь… Тебя проще убить, чем изменить твое поведение и приструнить неконтролируемый язык!.. А так как упокоить тебя довольно затруднительно, то остается только посочувствовать существам, тебя окружающим».
Пока брюнет читал себе нотацию, вновь прибывший обратился к хозяину кабинета. Речь посерьезневшего оборотня, оговорка на счет людей в театре и плохо скрываемая горечь в голосе побудили инкуба вновь приоткрыть плотный щит ментальной завесы, пропуская тонкую нить эмоций, позволяя определить общее настроение находящихся в кабинете существ, увидеть радужный спектр их аур. И если двое сейчас пребывали в состоянии, соответствующем ситуации, то узор силы третьего заставил полукровку тихо помянуть Пресветлого с сонмом архангелов. Опомнившись, полукровка замолчал и прикусил язык, не буквально конечно.
«Невероятно! Человек… От сути оборотня остался только легкий туман, скорее даже призрачный след в самом сердце узора… Но как такое возможно?!.. Обращение происходит только в одном направлении, а врожденная «многоликость» тем паче не подлежит… уничтожению, - споткнувшись о спонтанно возникшие ассоциации, инкуб окончательно сбился с мысли на разрозненные обрывки ее жалкого подобия: - Но.. если действительно есть способ… избавиться от проклятья… от инкуба?.. Я смогу стать… Кем, Дэс? Обычным вампиром. Питаться только кровью… А нужно ли?»
Мысль самым банальным образом запуталась в закоулках сознания, оплетенная паутиной противоречий. А потому ничего не оставалось кроме как забыть о ней, переключившись на другое.
«И вообще, Дэс, свет тебя спалИ, как ты мог не почуять его приближение?! Тоже мне охрана! Непростительная оплошность – нельзя ставить глухой блок полной изоляции… Да, перемудрил, перестарался в собственной душевной защите и пренебрег защитой Лестата. Непростительно… Впрочем, одну ошибку дважды я не совершаю».
Пообещав себе впредь внимательнее относиться к своим обязанностям, наемник с нескрываемым интересом ждал развития событий – все же сейчас он был лишь наблюдателем. А тем временем оба посетителя требовали внимания хозяина кабинета. Причем, желательно - индивидуального подхода.
«Дилема, Лестат. Похоже придется мне прогуляться с одним из гостей, пока другой будет беседовать с боссом. Вот только кого ты мне поручишь сопровождать? Впрочем, опять я лечу впереди атакующего дракона, а это чревато неравномерным поджариванием скромной персоны "бегуна". Посмотрим, что скажет босс... И все же... интересно, как оборотень умудрился оказаться в столь необычном состоянии. Да, интригующая загадка».

Отредактировано Дэнариэс (2008-05-09 16:07:11)

92

Дерзок… Неподобающе дерзок в сложившейся ситуации! Или безрассуден? – всматриваясь в глаза… кого? Своей жертвы? Осведомителя? Лестат пока еще не решил эту дилемму, предпочитая как и прежде действовать по наитию. В данном вопросе просчет был излишним и вряд ли бы смог привести к разумному результату. Медленно протянув руку к лицу маленького наглеца, вампир провел кончиками пальцев по щеке и наконец крепко сжал ими подбородок упрямца Впрочем, в последующих на его слова действиях мальчишки был отчетливо заметен резкий шаг назад, широко раскрывшиеся глаза от осознания сути предложения и ужаса… Удержав Даниэля на месте и не позволив отдалится от себя еще дальше, белокурый широко улыбнулся, демонстрируя удлиненные белоснежные клыки, свидетельствующие в еще большей степени о его расовой принадлежности.
Вот так уже гораздо лучше. Таким ты мне больше нравишься, Даниэль… Ах, если бы ты знал насколько сильно тебе идет это выражение лица…ммм… паника…
- Ты прав, Дэнариэс. Это роскошный подарок… Мой тебе подарок Даниэль! – голос новоявленного хозяина театра звучал тихо и уверенно, взгляд фиалковых глаз загорелся едва заметным блеском азарта. Давно он не позволял себе ставить метку на человеке. У результата этого действа было множество положительных сторон, причем не только для вампира-хозяина, но и для подчиненного ему человека. Хотя не все и не сразу отдавали себе в этом отчет. Но так же были и отрицательные стороны. Например, это было невозможно сделать без ведения и согласия человека, а также то, что подобный укус никогда не заживал… Вспомнив об этом, Лестат едва не отобразил жест испуганного блондина с зеркальной точностью.
Ммм… Ты не знал этого Каин, верно? Только вот зачем тебе понадобилось после неудачного эксперимента делать меня вампиром… если уж все равно не собирался обучать меня основам? Черт! Не отвлекайся… А этот паренек достаточно сообразителен, чтобы не отказываться от своего единственного шанса…
- Значит согласен? – выпустив подбородок Даниэля из плена своих пальцев, отвесил нахалу несильную пощечину… Впрочем понятие силы довольно растяжимое, особенно если сравнивать ее степени в понимании человека и нелюдя – голова блондина дернулась в сторону от ощутимого удара.
- Я не давал тебе разрешения переходить в общении со мной грань фамильярности! Для тебя я месье де Лионкур… А через несколько минут – господин Лестат! Не больше и не меньше. Будь любезен усвоить это в кратчайшее время, поскольку хочешь ты того или нет, но после того как на твоей шейке появится метка ты будешь встречаться со мной так часто, как я пожелаю. Ты же жаждешь стать моим осведомителем… Верно? Ну вот и…
Взгляд белокурого скользнул поверх светлой макушки и сфокусировался на поворачивающейся ручке двери. Ожидание не было томительным, через несколько секунд пред ним предстал постановщик трюков театра, вежливо поприветствовавший присутствующих…
Так. Очень интересно. – Лестат уже понял, что спокойно закончить разговор со «шпионом» ему вряд ли удастся в ближайшее время, а потому он со скучающим видом повернулся к своему гостю спиной и вернулся к письменному столу.
Что ж… раз придется заниматься делами театра, то стоит… И кого я только пытаюсь обмануть? Тебя заинтересовала реакция Эрика, его слова, обращенные к твоему телохранителю. Если они правдивы, то виделись они и впрямь достаточно бегло, даже не успев толком поговорить… Но откуда столько внезапной симпатии у самого Дэнариэса? Что это? Очарованность бесспорно красивым оборотнем? Или в этом кроется нечто большее… нечто… Забавно, Лестат… Это…? Возможно. Но…
Не имея желания садиться, белокурый повернулся к двум растерянным блондинам лицом, присев на край столешницы и сложив руки на груди.
- Замечательно, месье Фальконе! Не успели мы познакомится, как вы уже врываетесь в мой кабинет не только без предварительной просьбы об аудиенции через секретаря, но еще к тому же и без стука! Вы по дороге сюда растеряли всю свою благовоспитанность? В чем дело? – холодный взгляд вампира остановился на возмутителе спокойствия.
Ммм… думаю это не самая лучшая идея продолжать разговор в присутствии посторонних, тем более столь заинтересованных в интригах театра вампиров, что позволили себе пробраться внутрь здания. – уже услышав проблему, озвученную Эриком, Лестат уловил грустные интонации в его голосе, а так же отметил про себя довольно странную фразу, прозвучавшую в конце монолога… Суть, которой его телохранитель установил сразу же, подтвердив опасения владельца театра.
Значит человек. Да, это действительно не стоило слышать Даниэлю, хотя может он и не осознал значения этих слов… Тем не менее…
- Прошу простить меня, молодой человек. Дела и заботы не дремлют, но вы пока можете осмотреться в театре… В самой таинственной и загадочной его части. Вы же любите тайны? Дэнариэс, проводи гостя в его временные апартаменты. Я скоро присоединюсь к вам и мы сможем продолжить разговор.
Взгляд его скользнул по полукровке. Он не сомневался, что брюнет прекрасно понял его слова, а значит сделает все как положено и новая игрушка вампира будет ждать его в одной из подвальных комнат.
А сейчас стоит заняться более насущными проблемами. Увольнительная? С чего бы это, а месье Фальконе? Ммм… Хорош… определенно хорош, в том числе и как работник. Неужели ты думаешь, что я так легко отпущу тебя, не имея достойной замены? Может я и случайно стал руководителем театра, но губить это заведение я не намерен! Тем более в свете открывшихся фактов. И так… человек. Интересно, что же произошло за эти несколько часов? Чем ты занимался весь день, что умудрился потерять себя? Хотелось бы выяснить…

93

Даниэль прикрыл глаза, словно пытаясь смириться со свой участью. Сейчас он искренне ненавидел и ругал себя за то, что допустил вообще свою поимку, причем такую незатруднительную для вампира.
Подарок… - Дани хмыкнул, смотря в глаза Лестату с небольшим опасением, стараясь держать себя в руках. Мысль о том, что кто-то может наслаждаться несдержанными порывами его страха и паники, откровенно бесила мальчишку. Жаль, его передарить нельзя никому, а то я бы с удовольствием… Впрочем, это всего лишь метка, всего лишь шрам…
Но последующее действие вампира просто на корню поменяло отношение к Лестату вместе со звоном пощечины. Распахнув глаза, Дани, едва удержавшись на ногах от удара, с непониманием и обидой посмотрел на вампира, приложив руку к пылающей щеке, словно не веря в то, что только что произошло. Слов не было,  дар речи словно испарился, слишком неожиданным ходом была эта унизительная пощечина. Слова Лестата Дани почти не слышал.
Ты позволяешь себе такое, вампир? Это путь к твоей властности, физическая сила? Давно ли ты сам мог быть на моем месте? Жаждать… Если честно, я уже жалею о том, что столь опрометчиво предложил свои услуги. На что я подписался, на пощечины и унижение?
Мальчишка ничего не ответил на слова вампира, лишь молча смотря ему в глаза. Ни тени покорности, ни тени насмешки, ровный взгляд, словно Дани видел этого вампира впервые и не выражал по поводу его столь близкого местонахождения абсолютно никаких эмоций, хотя внутри все кипело от обиды, злости и разочарования.
Сам подписался на это – значит, сам буду терпеть. Отношения «господин-подчиненный» - хорошо. Отношение к тебе, Лестат, как к существу, которому можно сказать большее, чем то, что требуется от меня по договоренности – никогда.  Потерпеть укус, только потерпеть…
Но настрой сбил новый нежданный гость в дверях кабинета. Дани невольно обернулся посмотреть, кто на этот раз невольно оттягивает волнительный момент, заставляя отвлекаться и Лестата, и Даниэля.
И снова блондин… Кажется, кроме Дэнариеса, в Театре все блондины… - Дани криво усмехнулся, рассматривая гостя. А он не вампир…
Даниэль отвел взгляд, вздохнув. По-видимому, в ближайшее время мальчишка все-таки останется без метки и взаперти в замке. На вопрос Лестата, который даже не подразумевал под собой ответ, Даниэль лишь  беглый бросил взгляд на вампира, неопределенно пожав плечами и ничего не говоря. А был ли, собственно, выбор?
Поправив сумку, Дани спокойно направился к выходу и обернулся, смотря на Дэнариеса, словно ожидая, когда его, как под конвоем, поведут куда-то там, не позволяя выйти на свободу. Настроения не было,  внешнего выражения эмоций тем более. Только обида, и прежде всего, на свою неосторожность. По крайней мере, если этот великодушный жест Лестата был не случайным и порывистым, а вполне приемлемым его натуре, то будущее светлым и перспективным уже не казалось.

>>> Куда-то там

94

Ответ  инкуба, словно  глоток красного вина прокатился терпким теплим по мыслям,  вливаясь в ощущения, и, слившись с взглядом безумно притягательных глаз оставил завораживающее чувственное тепло  где-то внизу живота. Мысли Фальконе на минуту  унеслись далеко от  театра, и  собственных проблем.  Но он благоразомно удержал при себе готовое сорваться предложение  прогуляться вместе за городом, или  отметить за кубком  золотистого вина собственное увольнение.
Тут мысль сделав изящный пируэт удачно вернулась к  происходящему в кабинете.  Эрику были почти безразличны укоры  вампира. Он  искренне забавляясь   недоумевающе посмотрел на лестата невинно-голубым, как июньское небо взглядом и очаровательно улыбнулся.
- Никогда не пытался быть идеальным,  месье де Лионкур, и благовоспитанным – тем более. Вот видите у вас есть еще один повод уволить меня!, -   в глазах засияли радостные огоньки, -  В чем дело, я кажется уже сказал...
Черные ресницы нервно дрогнули, когда директор,  неожиданно  решил  что лишним в кабине является  отнюдь не  юноша в алом кимоно, а его более важные посетители.  Эрик подозревал, что решил Лестат как раз  нечто иное.  Но вот узнавать об этом совершенно не хотел.
- Месье де Лионкур,   не стоит право откладывать столь важные дела, - робко возразил он, -  всего лишь ваше «да»  и все формальности я как раз улажу с вашим секретарем.  И даже не буду упоминать о  ежемесячной премии, причитающейся мне,   к тому же вы верно не  разбирались еще в бухгалтерии театра, и просто не знаете, что  мое жалование – весьма серьезная статься расходов, в сравнении с другим персоналом разумеется.
Фальконе сделал глубокий вдох,  проводив взглядом очаровательного мальчишку, лицо которого выражало смесь эмоций негодования и возмущения.  И уже почти было решил добавить столь веский аргумент в пользу своего увольнения,  как постоянное отсутствие за пределами театра, но все же  благоразумие заставило воздержаться и от этого заявления.  Как и от  признания  в  способе, к которому прибегнул, для написания  недавних характеристик...
- Поверьте, месье, -  очень убедительно добавил Эрик ко всему сказанному, - от моего ухода театр только выиграет. Вы просто не давно здесь, и потому не можете оценить всех  нюансов.
Почти умоляюще взглянув на холодное лицо вампира, юноша  робко улыбнулся, надеясь, что  увольнение займет от силы минут пять, и не важно даже,  что будет высказывать этот самодовольный  сноб о его , Эрика манерах, поведении, и  полезности для общества.  Это все переживаемо, а потом, за дверью кабинета просто можно будет выкинуть из головы и Лестата, и театр вампиров... и заняться поисками птички и способа возвращения своей сущности.

95

Инкуб едва заметно вздрогнул, уловив изменение настроения двух своих коллег, тут же отразившееся в цветовом узоре их аур. Пока еще коллег… Теплая реакция одного и ощутимое раздражение второго по одному и тому же поводу – занятно, занятно.
«Фальконе, - повторил он про себя имя новоявленного блондина. - А с уст месье секретаря, помнится, в порыве недовольства слетело «Эрик». Значит Эрик Фальконе… Красиво, под стать внешности. Что же с тобой приключилось, потерявший себя?.. Впрочем, сейчас этот вопрос несколько неуместен – лишние свидетели совершенно ни к чему».
Одновременно придя к аналогичному нехитрому заключению, руководитель театра отдал распоряжение, распределив роли в пьесе жизни. Не понять довольно прозрачный намек босса было невозможно. Какая часть замка, населенного вампирами, представляет наибольший интерес для смертных? Разумеется, та, что скрыта от их любопытных глаз. Воображение обывателей рисует им самые разнообразные по своей жутковатости картины темных коридоров, мрачных склепов, подвалов, куда нет доступа ни малейшему лучику солнца – место, где вампиры могут не страшиться убийственной силы неугасимого светила. И, несомненно, мальчишка добрался бы туда, не услышь он по дороге весьма интригующий разговор за неплотно закрытой дверью кабинета, и не окажись в коридоре полукровки… что же… если память не подводила инкуба - а подобные фокусы она позволяла себе очень редко - предыдущему нежданному гостю Лестат уже выделил апартаменты на цокольном этаже.
«Что ж, соседями будете».
Дэнариэс почти бесшумно поднялся из кресла, оказавшись буквально в шаге от усевшегося на краю стола вампира. Говорить что либо было излишне – и без пояснений понятно, что вампирское чутье позволит Лестату когда придет время найти искомых субъектов где бы они не находились. Лишь кивнув в ответ на распоряжение босса, наемник подошел к мальчишке, выглядевшему сейчас как приговоренный к смерти, ведомый на эшафот. Что, впрочем, было не так уж и далеко от истины.
- После вас, молодой человек, - отворив дверь, полукровка пропустил вперед Даниэля, и уже на пороге полуобернулся, адресовав Эрику короткое: - До встречи, месье. Надеюсь, скорой.
Учтивый поклон в сторону Лестата почти скрыл от взора последнего теплую улыбку восхищения, скользнувшую по губам инкуба, и не совсем уместную в данный момент. Почти. Но не совсем... В полумраке кабинета белокурый вампир, скрестивший бледные кисти рук на фоне черной как сама Тьма ткани рубашки, с разметавшимся по плечам белым золотом волос завораживал своеобразной хищной красотой.
«Ангел порока за твоей спиной – как он похож на тебя. Под ангельской внешностью кроется потрясающе сильный характер и непоколебимая воля. И в тоже время тебе не чужды человеческие страсти… Интересное сочетание качеств для вампира».
Совладав-таки с собственным лицом, полукровка выпрямился и соизволил наконец-то покинуть кабинет, плотно прикрыв за собой дверь.

----->Первый этаж Театра » Коридоры первого этажа и вход в подвал.

Отредактировано Дэнариэс (2008-05-23 08:02:28)

96

Ночь… на город снова опустилась благословенная Тьма… Как же хочется открыть ставни, убрать надоевшую ткань занавесей… взглянуть на неверный, призрачный свет единственного доступного взгляду вампира светила, но… сейчас не время и не место для проявления подобной слабости. У меня еще будет на это время. А пока… - Лестат почти физически ощутил смену настроения стоящего перед ним мальчишки. Страх, до этого захвативший Даниэля целиком и полностью, пусть даже в этом он и не признавался, затопила обида, сквозь которую отчетливо промелькнуло разочарование. Ммм… это даже к лучшему. Кто сказал, что вампиры любят чтобы их боялись? Какой наглец из твоего рода посмел судить о том, в чем не разбирается? Сейчас, когда ты отключился от внешних факторов произошедшей с тобой беды, возможно мы сможем договориться… Главное ведь понять друг друга, верно? Нет… ты не понимаешь, но поймешь… Сейчас для тебя главное только твои ощущения… страх тебе большего бы и не дал – это замкнутое чувство, всепоглощающее… А вот обида… Что ж… посмотрим. Время покажет…
Белокурый молчал, ожидая выполнения своего распоряжения преданному (о! в этом он не сомневался!) ему полукровкой. Молчал, выслушивая объяснения Эрика причин своего ухода с поста в театре. Молчал, глядя в спину хрупкого блондина, добровольно направившегося к выходу…
Вот это уже верный поступок. Бежать бессмысленно… рад, что ты это наконец-то понял! Интересно… что может дать наше сотрудничество каждому из нас? Ну тебе то жизнь, это очевидно… Большее возможно, но лишь при твоем благоразумии. А вот что с этого буду иметь я? Искренность… я не столь наивен, что бы рассчитывать на это, именно поэтому я настоял на метке… Будешь ли ты предпринимать попытки к бегству от моего пристального, вечно осязаемого взгляда? Или пойдешь по жизни с тем же смирением, что я наблюдаю за тобой сейчас? Хм… Я похоже опять тороплю события… Сначала дела театра и только потом уже мои собственные! Кстати о собственных… позже…
Взгляд, брошенный на вампира Дэнариэсом перед самым своим уходом, прошелся внезапной теплой волной по всему его телу. Ммм… Опасный взгляд… В нем ясно читается дружеское расположение. Это совсем не плохо в данной ситуации, но работы Дэнариэсу явно добавится, если подобное проскользнет в присутствии врага. А они не замедлят появиться… думаю сразу после осуществления моих планов, относительно сообщества вампиров данного города.
Среди респектабельного общества считается, что телохранитель таким и должен быть. Люди стараются привнести в отношения между ними и их охраной теплоту. Глупцы! Это самая распространенная ошибка… Дружба – уязвимость тандема. Как со стороны телохранителя… так и со стороны охраняемого объекта… Ммм… но все же… как хорош, как притягателен… - белокурый отвел взгляд от полукровки, стараясь скрыть промелькнувший в его взгляде блеск… восхищения…
- Вот теперь мы можем продолжать! – Лестат легко оттолкнулся от стола и направился к стоящему по середине кабинета Эрику. – Для начала прошу усвоить… что очередность и важность дел я оставляю за собой. Далее… вы подняли вопрос о вашем жаловании… Ммм…да! Я в театре недавно и не успел из-за нахлынувших на меня дел ознакомится со всеми особенностями данного заведения. Но бухгалтерские выкладки я уже успел прочесть… Театр довольно доходное предприятие и вы это прекрасно знаете, равно как и то, что успех и выручка зависят в данном случае от малого… от спектаклей. Если вы продолжаете считать, что ваше жалование непомерно велико, могу пойти вам на уступки и уменьшить его. Но лишаться постановщика и блестящего актера я не намерен!
При каких обстоятельствах я встретился с ним впервые? Кажется был день… ммм да… может это дневной свет меня слепил? Прекрасен… притягателен… как я мог этого не замечать ранее… Как может быть человек столь восхитительным, при всей не идеальности данного вида? Пусть он и был оборотнем, но ведь сейчас просто... Кстати, смена одежды пошла ему во благо… красный цвет ему к лицу… и эта вышивка лишь подчеркивает…
Подойдя почти в плотную к Эрику, вампир провел кончиками пальцев по его щеке от виска к уголку губ, уверенно сжал подбородок, заставляя смотреть себе в глаза… в которых отражалась невероятная гамма чувств, обычно умело скрываемая Лестатом за холодным расчетливым взглядом.
- Что произошло? Я больше не чувствую в вас свободы, месье Фальконе… Что могло сподвигнуть вас, как я знаю, одного из самых преданных делу театра работника на просьбу об отставке по собственному желанию?

97

Фальконе  только вздохнул. Прикрыл устало глаза, словно мучимый головной болью. Ему не нравился весь этот разговор. Баловень судьбы,  аристократ,  веселый самолюбивый.... авантюрист, Эрик привык диктовать условия, а не следовать чужим.
Он терпеливо выслушал директора. «Умен, чертовски умен.  Тут  игрой слов не отделаешься».
Неожиданно вампир оказался в странной и опасной близости.  Эрик вздронул, невольно подавшись назад. Но жесткие пальцы  блондина уже приподняли точеный подбородок, заставляя вскинуть голову, и  утонуть в гипнотическом взгляде обманчиво нежного серого взгляда.
Тонкие пальцы Эрика рефлекторно обхватили запястье Лестата, мягким нажимом советуя убрать все же руку,  но  кажется,  вампир задумал какую то свою игру.
Легкое касание пальцев к щеке....
Эрик вспыхнул,   окатывая  вампира удивленно-возмущенным взглядом.
«Что происходит?  Сначала Натан повел себя столь странно,  теперь... Лестат».....
Но он   заставил себя улыбаться – холодно и равнодушно.  Игра- только игра....... Привычная оборотню  мимика  хищной утонченной властности теперь стала только маской.
- Месье, я настоятельно вас прошу не забывать о дистанции,- язвительно обронил он,  сжимая чуть сильнее запястья Лестата и отводя  его руку от своего лица.
- Тем более пока наши отношения  находятся в рамках  профессиональной субординации.
Слова  четкие и резкие  привычно отточенные  срывались с губ, а сердце билось совсем в другом ритме. Эрик готов был поклясться,  что вампир слышит ритм этого тревожного танца этой нелепой мышцы, наделенной людьми  символикой  чувств.
Он нервно повел плечами,  и это легкое движение отозвалось шелковой  лаской ткани кимоно по коже.
-  Что ж, вариант удобный для всех – для вас,  меня,  даже театра,  вас не устраивает, -  короткий вздох и терпкая  речь  коснулась тем, о которых Эрик  при других обстоятельствах никогда бы не упомянул,  -  Я позволю себе удовлетворить ваше любопытство, месье де Лионкур, при том, вам придется  проглотить мою честность.  И так что случилось?
Фальконе  усмехнулся, скользнувшим движением  миновав вампира.  Он многое потерял с сушностью...  многое, но все же самообладание его не покинуло, как и  искусство дипломатии.
Случились вы, месье! Случились  с неожиданностью и неотвратимостью  солнечного затмения в этом Театре.  И похоже  вы воспринимаете его как.... забавную игрушку, которая развлекает  вас.  Поверьте, я великолепно понимаю эту томительную паутину скуки, преследующей  тех, чье проклятье  называться «представителями высшего общества».  Но  Театр в городе – это нечто большее, чем  храм муз,  и обитель искусства.  На сценах разыгрываются представления  для зрителей. Тогда как сам Театр – всего лишь одна из сцен для  игр политических, месье.
И Каин, при всей неоднозначности своей личности, прекрасно  играл  своей властью.   А власть....
Вампиры, месье де Лионкур – слишком серьезная  диаспора в городе, чтобы не  считаться с их силой.  Вы заняли не директорское кресло, месье.

Фальконе неожиданно рассмеялся,   самовольно присев на краешек директорского стола.
Вы  заняли место главы клана вампиров. Как самозванец,  буквально.
И поверьте, реакция не заставит себя ждать.   Вампиры, к счастью  слишком разобщены, чтобы  вы могли опасаться  заговора.  Но в городе есть и другие силы.
Эрик   легким движением пальцев откинул упавшую на глаза челку. Он и так сказал многое.  Каин просто придушил бы его  за такое.  Но Каина нет, а Лестат....
- Вам придется  либо , - усмешка стала  откровеннее, - поиметь  этот город,  пустив  реки крови, и заработав репутацию Каина. Либо   договорится  о поддержании «status-qwo» на прежнем уровне.
Голос стал чуть тихе и мягче, словно Эрик коснулся самого сердца тайны, дошел до кульминации своего откровения.
- Увы я не смогу рассказать вам большего.  Мое кредо – жить своей жизнью, а не подчиняться этим играм власти.  Если бы не некоторые поручения  прежнего владельца Театра, я был бы и вовсе в счастливом неведении.  Но вампиры , увы, не всегда могут  передвигаться по городу днем.
Поднимать ставку нечем. Карты выложены на стол. И расклад их.... говорит сам за себя.
Эрик предвосхитил логичный вопрос вампира.
- Как правило,  важные встречи  «сильных мира сего»  происходили  в борделе.  Это слишком странное место для таких встреч, не правда ли? Именно потому  мало кому пришло бы в голову  вникать  в НАСТОЯЩИЕ дела, которые , как и в театре творятся  за его стенами.
Можете назвать меня трусом, месье де Лионкур, - голос  саркастически  дрогнул, - но теперь, когда моя жизнь...стала  столь хрупкой  я просто хочу выйти из этой игры. Людям в ней не выжить.
А о том,  кто именно представляет оппозицию вампирам, Эрик предоставил Лестату догадываться самому.

Отредактировано Erik (2008-05-25 16:35:30)

98

Взгляд вампира по прежнему оставался заинтересованным, ласкающим черты лица своего собеседника, но он слушал Эрика с легкой иронией. Он без особых сожалений позволил блондину отвести свою ладонь от его лица, отчетливо осознавая насколько тот стал слабее… Достаточно было бы всего лишь слегка напрячь руку, что бы постановщик не смог ее сдвинуть ни на миллиметр.
Вот уж от кого я не ожидал знания сути происходящего в театре, так это от Фальконе… Уж не знаю почему, но у меня сложилось впечатление, что уж он то точно не расположен ввязываться в политические интриги. Его пренебрежение к собственному происхождению, и это еще мягко сказано… Хотя… Он мне ясно давал понять, что не испытывает ни уважения к бывшему владельцу и хозяину этого места, ни сожалений по поводу его скоропостижной смерти. Возможно отсутствие эмоциональности по этим пунктам и связано с тем, что он был настойчиво втянут в ненужные ему игры. Ха! И после всего сказанного, Эрик видимо рассчитывает, что я сам поскорее выставлю его вон. Нееет… Вот уж нет! Сейчас у меня еще больше причин оставить бывшего оборотня при себе. Как же я могу отпустить на волю столь всезнающую птицу? – на губах Лестата заиграла холодная улыбка. Он продолжал неторопливо размышлять, что впрочем совершенно не мешало ему слушать и главное слышать своего работника. Значит местный бордель? Хм… логично предполагать, что в довольно большом по современном меркам городе, должны присутствовать дома терпимости… Любопытно было бы взглянуть на сие заведение, раз уж оно так тесно переплетается с моими интересами… А вот знать тебе, мой дорогой постановщик, насколько я ознакомлен, стараниями Каина, с делами театра вампиров и общей обстановкой дел в городе тебе не нужно.
- Какие интересные вы даете советы, месье Фальконе… с явным знанием дела? Так уж ли вы неискушенны в вопросах власти, насколько мне сейчас соловьем заливаетесь? – тихий смех прервал непродолжительную тишину, последовавшую после монолога Эрика. – Да. Театр моя игрушка… А с вашей легкой руки, воспользовавшись произнесенными вами предложениями я и весь город могу превратить в увлекательную игру… Где нет места ни слабости характера, ни неуверенности в собственных силах. А я отмечаю и то, и другое сейчас в ваших речах. Что ж…вы видимо так гордитесь своим жизненным кредо, а ведь вы его предали забвению и сами же сейчас об этом мне и рассказываете. Довольно глупо… вы не находите, месье?
Согласен. Ваша жизнь сейчас хрупка как роскошная хрустальная ваза, как жизнь того мальчика что только что покинул мой кабинет в сопровождении небезызвестного вам лица.
Лестат умело выдержал небольшую театральную паузу, за время которой обогнул письменный стол, забрал со спинки массивного кресла камзол и вернулся к Эрику, вслушиваясь в гулкое биение его сердца.
- Но это все лирика… А вот сейчас рекомендую меня послушать. Внимательно послушать, от того, насколько вы будете внимательны, будет зависеть ваше дальнейшее благополучие и спокойствие. Запоминайте: вы остаетесь работать в театре! Меня мало интересует, что будет лучше для вас, равно как и ваша хрупкая жизнь. Но увольнительную я вам не даю. С другой стороны, я догадываюсь о том, что на ваши плечи свалился груз проблемы. Поскольку в ближайшее время я буду слишком занят и не смогу уделить достаточное внимание грядущей постановке, то я разрешаю вам уйти в небольшой отпуск. 3 дня месье Фальконе. Я даю вам это время на улаживание личных проблем. По истечению этого срока будьте любезны вернуться на свой пост хоть оборотнем, хоть человеком. Мне все равно! И я настойчиво рекомендую вам не пренебрегать моими рекомендациями!
Голос вампира звучал негромко, с теми скучающими нотками и интонациями, что слышны в человеческой речи, когда разговор заходит о чем-то столь банальном, что даже не заслуживает и малейшего внимания. Лестат направился к выходу. Надеюсь я выразился достаточно внятно, чтобы быть понятым. Ммм… А игра становится все интересней и разнообразней. Раздел власти меня не удивляет, равно как и то, что каждое объединение города стремится перетянуть одеяло на себя, образно выражаясь. Меня не столько интересуют группировки, сколько их лидеры. Надо будет прижать Даниэля посильнее… Думаю, что если даже он еще не в курсе происходящего, в чем я сильно сомневаюсь, то он сможет мне раздобыть необходимую информацию в кратчайшие сроки. Только надо слегка изменить тактику в поведении с ним… Возможно из этого и выйдет толк. Значит не стоит давить на него прямо сейчас. Но тогда мне следует либо отправиться на исследования таинственной залы, скрытой от посторонних глаз, либо… попробовать прояснить обстановку самому. Возможно я еще не израсходовал запас своего везения на ближайшее время и мне удастся задуманное. Значит… стоит наведаться в сосредоточие политической игры… Бордель… как банально.

----> Бордель "La nuit des plaisirs"

99

Три дня? Но , месье..........
Эрик сокрушенно поник. Вамипр высказался безапелляционно и своим уходом из кабинета дал понять, что  ответы и возражения ему не нужны.
Губы тронула горькая улыбка.  Собственное безрассудство поставило его в такое положение, что Лестат отыщыет  его в любой точке мира.  Он сам окатил собственной кровью  кожу вампира, создав эту незримую, неощутимую ниточку  связи....
По которой ,как по следу  его можно будет  поймать.
Значит три дня.
Времени  медлить просто нет. Но вот где искать ответы на вопросы связанные с последствиями магических игр
– Эрик представлял смутно. - В школе магии, наверное.
Где, как ни там  можно  узнать то, чего по упущению молодости  не усвоил, изучая   магические искуссвта
>>>>> Кабингет директора школы Магии

100

Главный зал театра

Коридорный переход ничуть не изменился – так же пустынно и тихо, темно и мрачно. Хотя света в таком коридоре не могло быть по определению – уж в обычном то театре это самое темное место, а уж в театре вампиров… Но теперь Иде было не так страшно, она была не одна. Ну, может быть, в реальном мире одна, но это неважно. Именно беседа с бесплотными существами полностью примирила девушку с этим странным миром магии, вампиров, духов… и, наверное, много еще кого… Интересно, а кто еще тут водится?...Надо будет после получения денег пройтись по миру, познакомиться с кем-нибудь что ли… С Широ повидаться, такой милый парень…
Ида уже не боялась, когда вокруг нее все так же продолжали завихряться пирамидки паркета – после представления в зале она была больше уверена, что ее они не заденут, поэтому только хихикала и взвизгивала при особо опасном пируете дощечек в пространстве.
Ва-ра-си… Вараси. Я правильно поняла? Ну в общем, я буду звать вас так, мне нравится, вам подходит… Ой, а вот мы и пришли…
Кабинет Лестата не изменился… Только вот.. Где хранит директор театра зарплату Если он вообще платит ее… Может он кровью рассчитывается?... для своих подчиненных, она не знала. Но для выросшей в ирландских трущобах это было еще меньшей проблемой, чем закрытая дверь.
Одна шпилька из густых волос, пара манипуляций с замком – и приглашающий жест в сторону открытой двери разлетающимся пирамидкам
Прошу! Сердце этого заведения – кабинет директора. Который, наверное, забыл, что у него есть подчиненные… и некоторые даже живые, то есть хотят есть, пить, спать, а это стоит денег…
Ида шагнула в темный провал комнаты, сожалея, что не владеет магией огня Эх, сейчас бы свечи на люстре наверху зажечь…
Вараси, извините пожалуйста, вы не могли бы устроит ь освещение комнаты, а то мы, возможно, задержимся в комнате, пока господин директор зарплату будет выплачивать… мало ли, может он вернется в скором времени… Минут так через пятнадцать, больше я не выдержу… Пока можно угоститься прекрасным… Что там в баре у господина Лестата? Вино, шампанское, виски… Или вы не пьете?...

101

http://lelitpourpre.6bb.ru/viewtopic.ph … 776#p10776

Темный коридор, на фоне которого прозрачная фиолетовая дымка казалась почт плотной и непривычно давила на глаза, сияя изнутри, в ответ на внешнюю темноту, из под мягко ступавших ног сыпались искры, словно откалываемые от мира сильными ударами.

Доменок *шел*, а точнее носился кругами, чуть впереди, искря аки ненормальный… и все же внимательный взор ангела заметил на его крыше искорку, более яркую и, … воплощенную, наверное, в отличии от нереальных фейрверков этого мира… искорку, явно веявшую… Тодом?

Удивленно посмотрел на оную, потом на прикусившего его собственное драгоценное ухо Лисенка, на его сжатую лапку, от которой темными извивавшимися нитями тянулись отголоски легкой…боли, вероятно, и сияющее – золотистое матовое сияние чистой, ничем не разбавленной Силы.

Вероятно, даже видимой в реальном мире, как и светлячок, маревной сияющей, вероятно белым светом искрой сверкающий над холмиками изгибавшегося в неясном движении паркете.

Вскоре искра скрылась за дверью, уносимая проскользнувшим за ней домиком… глазами птицы ангел видел комнату… и поспешил туда, поскольку картины двух разных помещений ну никак не хотели соседствовать перед глазами.

Шаг, шаг, скрип двери, приоткрываемой рукой крылатого, и словно бы изогнувшейся где-то там, за фиолетовым полотном грани назад, более-чем-закрываясь, а на практике же, приоткрываясь. И пропуская *гостей*

Первым делом ангел прикрыл за собой дверь, которая словно бы теперь приоткрылась, хотя сквозняк и пропал, и поставил на ноги свою пушистую ношу, склонил голову.

-прошу прощения, о грозный зверь, за столь фамильярное поведение… - и как-то совершенно не сочетаемым с таким манерно-вежливым извинением, подняться и легонько коснутся губами самого краешка второго ушка.

Птица чуть запоздало кивнула, сложив крылья. Быть названным своим именем дух не возражал, тем более что сейчас, более чем когда либо будучи похожим на Домового, коим его и прозвали… и второй раз, тут же сорвавшись с плеча, и пересев на люстру, где взмахнула крыльями, от которых отделились сияющие перья, замершие огоньками свечей вертикально на половине из светильников люстры.

Где-то за завесой крылатый подмигнул Фальтеру и лениво потянулся, мол не поможешь мне, такому разбалованному, даровать свет?... я так устааал…

Глаза прикрыты и кротко опущены, кто его знает, правда что ли… или просто разленился вконец?

Сам же крылатый не был уверен в полной правильности их действий, раз уж девушка провела их воспользовавшись не обычным ключем, но более вольным, да и чем все может окончится не знал тоже.

Ясновидящим он не был.
За то был достаточно таки отъявленным исследователем, и, не исключая вероятности того. Что, возможно, придется защищать девушку, которая вполне может пострадать от своей своевольности, решил все же остаться и посмотреть…

Чем закончится,
Или, хотя бы. Чем продолжится…
Да и что же это за таинственный директор-который-правит-всем-а-заодно-платит-девушкам-неясно-когда.
Да и что предложат пить…
Хотя принять предложение значило выйти из подмира… а спаивать птицу могло быть чревато…
Или все же… двери-то открывались.
Возможно, можно было поучаствовать и так…

Да и экскурсия, хотелось надеятся, могла иметь свое продолжение.
Птице виски, мне воды, чибикам –печееееньки…пожалуйста- лааасково протянул все тот же запредельно-глубокий голос, ангел нагло лыбясь, так же кротко заморгал оборотню в глаза, мол а он печеньки любит… прааавда? - и господину мое почтение за такой арсенал - как бы спохватившись. все же дань уважения.

Отредактировано Дзасики Вараси (2008-10-11 18:20:46)

102

-Ничего,- буркнул Тод, гордо вильнув хвостом, как подобало о грозному зверю.

Что-то ворчливо-сердитое мгновенно выкатилось из глаз зеленым клубочком, оставив всего лишь смущенный взгляд, ухо дернулось и застрекотало по воздуху, сообщая что-то восхищенно.

Светлячок радостно плясал на крыше домика, скача по самому края, или семеня верх по трубе, скатываясь и пританцовывая, любопытно оглядывая кабинет.

Вдруг существо застрекотало серебряными усиками, уставилось на странный гобеле и вытащило из своего мерцающего почти лунным светом плача фонарик на подвеске, в котором светился яркий белый свет, далекий от пламени свечей. Спорхнув с крыши домика,  светлячок уселся на край  и осветил своим фонариком его часть. Незадачливо покачав головой, букашка  кинула фонарь в верхний противоположный угол гобелена, не выпуская из лапок тоненькой цепочки подвески, которая по лету фонарика разматывалась. Зацепившись фонарик повис, длинная цепь, размотавшись гирляндой загорелась, освещая полностью гобелен. Довольно кивнув, светлячок вернулся на крышу домика

Полукровка посмотрел  на гобелен с подсветкой и ухмыльнулся.

Глаза мельком коснулись живым зеленым пламенем девушки.
Вараси,- передразнил он ее, стараясь подражать ее тону,- а вас то как звать? И кто-то говорил, что …хм

Впрочем, заприметив подмигивание ангела, Тод снова коснулся пореза и алая капля упав на пол, рассыпалась в тысячу маленьких звездочек, которые взлетев к потолку, прилипли там, подражая свои старшим небесным сестрицам. Только свет маленьких подражателей оказался ярче, или оттого, что их разделяло меньшее пространство с теми, кто на них смотрел.

-Печеньки и..
Как же это называется?- недооборотень почесал за крылом и подпрыгнув, явно вспомнив то, что ооочень хотел попробовать, ибо этот осколок из какого-то мира казался таким заманчивым в мире пустоты.
-…И шоколад,- добавил хвостокрыл

Мотая хвостом, сбив добрую уйму со стола принадлежностей, шелестя свом пернатым составом, полудемон прошел к окну. Раскрыв ставни он на минуту обернулся, словно всех разом спрашивая- а можно? Но тут явно давно не бывал ветер и свежий воздух, а перья уже распушились от предвкушения беседы с ветерком. Посмотрев сквозь витражи на улицу, темнокрылый ахнул подпрыгнув и побежал за Дзасики. Схватив светлокрылого за руку, он притащил к окну и показал.

Тод за все время свободы от плена межмиров ни разу не видел снега. Он бывал в пустыне, в горах, он помнил зной и солнце, дожди туманы, но вот снега. Все места, в которых он бывал, отличались однообразием климата.

Задумчиво почесав за крылом, которое хлобыстало встревожено по стене, полукровка, видимо, впечатленный предстоящим сладостями выдал свое умозаключение.

-Крем…нет... кто-то просыпал сахар… столько просыпал…или крем…точно…!
Потом, задумчиво ткнувшись сначала в стекло, потом в плечо ангела, анализируя все, что знал о сахаре и креме.
Сахар из тростника делают.. где его так много, а крем…молоко… и  в любом случаем много  оооочень!!!!!.
-Хочу попробовать…

103

Ида недоуменно уставилась на птичку, чревовещающую… Или голос шел не от нее? Судя по словам, вокруг Иды сейчас находилось полчище духов, жаждущих выпить, кто во что горазд. Ну, раз заикнулась – нечего идти на попятный
Как только она смогла более менее видеть от разгорающейся люстры в этом сплошном сумраке тихого и непроницаемого помещения, девушка направилась к бару, достала бокалы, виски… И виски. Ни воды, ни печенья – вампиры, видимо, не считали нужным радеть за здоровый образ жизни… Хы, жизни…
А здесь только виски. Ну могу вместо воды дать тоник, вместо печенья… Рурк залезла почти целиком в бар, чтобы отыскать съестное… А вместо печенья… ирландка задумалась – по логике в баре стоит только выпивка… Значит, еда будет в другом месте. Выясняется опытным путем… Был произведен быстрый но очень профессиональный осмотр шкафов, которые оказывались не закрыты, и результатом стала появившаяся на свет коробка со сладкими леденцами, посыпанными чем-то – ну по виду конфеты
А вместо печенья вот – конфеты! торжествующе закончила, наконец, фразу Ида, чрезвычайно довольная успешным окончанием поисков угощения. Правда, другой голос, который заодно и осветил кабинет более ярко весьма и весьма оригинальным способом, устроив почти рождественскую иллюминацию из мрачного гобелена на стене, попросил шоколада, но девушка итак сделала что могла.
Впрочем, если хотите, превратите это в шоколад В необычных способностях своих спутников, Рурк уже не сомневалась и потихоньку склонялась к тому, что они могут быть и всемогущи.
Свой долг заместителя хозяина она сделала, теперь ее интересовало самое насущное – где Лестат хранит деньги. Судя по тому, что в открытых ящиках шкафа их не было, вариантов было немного – либо в закрытых ящиках, либо в потайном сейфе, либо в столе… Есть, конечно, несколько другие места хранения наличности, но прятать их такими изощренными способами в собственном кабинете… Нет, думаю, Лестат не параноик…
Ида полезла в стол. Документы, попадающиеся на пути, ее не интересовали – но кругом были только они. В отдельном ящичке хранились несколько запасных пар отличных ослепительно белых перчаток, явно сшитых на заказ, и тонкий белоснежный шарф к ним… Ида не удержалась, хмыкнула… Аристократы, мать их… и сама себя же мысленно стукнула по лбу за крамольные мысли – кому как не ей до боли хотелось стать такой же: высокой, холодной, неприступной, загадочно-утонченной… Но увы, эль, выгнанный в домашних условиях, никогда не станет тонким дорогим вином…
А вот следующий ящичек открыл очень симпатичную шкатулочку – и на замке. И шпилькой ее не открыть. Девушка достала лакированную вещицу и потрясла ее ,прислушиваясь – что-то внутри зашуршало. Медовые глаза заблестели от предвкушения, Рурк довольно улыбнулась
А вот и моя зарплата. Только как же открыть… Впрочем, думаю, если там будут излишки, я просто верну господину Лестату вместе со шкатулкой назад. Ну раз дело выполнено, можно и выпить… Ой, что ж так холодно то?...
Окно распахнулось, холодный воздух улицы, словно не лето в городе, а почти зима, рванул в помещение, смахнув со стола всю небрежно лежавшую документацию. Ирландка кинулась собирать бумаги. Порывистые движения, соскользнувший по подвернувшемуся листку каблучок туфельки, подвернувшаяся нога, удар лбом об стол – Ида совершенно неэстетично шлепнулась на пол мягким местом, запуталась в пышных юбках, схватилась за ногу и заорала. Уаа!!! Больно то как!!!!... Только понимание, что она не одна, не давало ей высказать на ее привычном языке весь набор стандартных для улицы выражений, которые положены в такой ситуации. Только потом, когда на нее сверху полетели странные огоньки, до нее дошло – падая, она инстинктивно цеплялась за все, что было вокруг, вот и захватила с собой ткань висящего на стене гобелена, который неотвратимо сейчас сваливался на нее сверху, с треском рвущейся ткани и шелестом опадающей массы лоскутов…

104

» Первый этаж Театра » Кабинет Дэнариэса. ----->

Отчасти удивляясь, отчасти восхищаясь смелостью, и наглостью гостей, Дэнариэс настежь распахнул дверь и с многообещающим (точнее – обещающим много неприятностей): «Так-так-так, кто же у нас здесь такой несчастливый?» - стремительными шагами пересек кабинет в направлении директорского стола, за которым вовсю шуровала мышь.
«Запутавшаяся в юбках, изобретательная и очаровательная мышка, сующая свой нос, куда не следует. А ведь этот нос могут и прищемить некоторые невежливые вампиры».
Затянутая в темное рука опустилась к гостье, имя которой полукровка ранее не слышал, зато статус ее здесь был инкубу известен из части разговора, состоявшегося в стенах этого кабинета чуть ранее.
- Надо же как видоизменился хозяин этого кабинета, - притворно посетовал инкуб, подхватывая даму за плечи и одним движением поднимая ее в воздух словно большую куклу, дабы в этом коротком полете юбки распутались и приняли надлежащий вид. А в следующий миг ушлая брюнетка уже стоит на своих двоих посреди учиненного погрома.
Хватка на печах разжалась, и наемник шагнул в сторону, чтобы, не напрягаясь, видеть сразу всех. Чуть прищуренный, не предвещающий ничего, кроме неприятностей, взор ощупал каждого из собравшихся, словно стараясь выхватить не только мельчайшие детали внешности, но и проникнуть в мысли, узнать истинные намерения.
- А теперь, уважаемая актриса на испытательном сроке, соблаговолите объясниться.
Взгляд метнулся к группе у окна.
«Странные дела творятся в этом мире. Уже утро, рассвет должен бить в окна быть своим губительным для Детей Тьмы светом. Ан нет. Я вообще не чувствую пагубного влияния солнца. Зато наличествуют мороз и снег в разгар лета. Мне-то на холод плевать с высокой колокольни, а вот людям явно будет не по себе от такой резкой смены погоды… Не иначе это все как-то связано с волнением в тонких материях мира… Чудны дела твои, Мать все Тьмы. Ладно, с глобальными проблемами надо занимать в свободное от работы время. Пока и здесь есть чем заняться… А эта парочка несколько видоизменилась в этом плане бытия. От нашей темпераментной мадмуазель прячетесь? – инкуб тихо хмыкнул. – От меня-то прятаться бесполезно».
- А вы, уважаемые гости, - последнее слово Дэнариэс выделил легким ударением, давая парочке понять, что находятся они совсем не там, куда им был дозволен вход, - будьте добры прекратить маскарад и предстать перед всеми нами в своем обычном виде. И в ваших же интересах сделать это самостоятельно.

105

Краем глаза – на огоньки, засиявшие с повеления легкой руки собственного стража, краем глаза на собственные ресницы, на которых играли искры общего сияния, не пускаемые в глаза, но терявшиеся в бахроме над оными.

Шоколад? – даже чуть обиженно отразилась в голове мысль…

Шоколад… сладкий, чуть, может, липкий…м… легкая навязчивость? Чуть пьянящий, как сладость , и наоборот, бодрящий, как какао… разнообразие вкусов, и начинок.

Так и подмывало спросить, какой же именно шоколад… это могло сказать более чем многое.
а говорил что воду любишь – недовольно надул красивый узор губ, демонстративно тряхнул шелковой копной волос, в прочем, не то что бы совсем неумолимо, но так… достаточно капризно и с намеком на милость… но, разумеется, даже не сказав, с чего бы гнев…

в прочем, дабы девушка не приняла в обиду, за неимение такой жизненной мелочи как вода, учтиво поклонился, птица на люстре проделала то же самое, и, чуть покачнув оную, слетела к рукам, и, зависнув в воздухе, как полагается лишь легковесным колибрикам, принялась изучать оные взглядом. Поднялся легкий сквозняк, шлейфом сопроводивший пернатое порождение к рукам создателя, и утихший только тогда когда птица уселась ангелу на руку, ложа на ладонь конфету.

Шоколад …создать? Да, леди, определенно не без фантазии. Но почему бы и нет? Можно попробовать.

А потом и вправду, даже рискнуть попробовать.

На месте стыка двух миров пространство сияло раскаленным солнышком. А именно – когти птицы – ставшие серебром, и рука ангела, ставшая золотом.
Солнце и луна… большое количество сил, которого хватит даже на…

Маленькое чудо, которое, не замедлив явится, ухватило крылатого за руку, вторую, и спугнув птицу, которая захлопав крыльями пересела на плече соратнику по крыльям, и принялась колупаться клювом в его перьях, расправляя.

На некоторое время и оной была дарована жизнь.
А точнее, вскоре, благодаря сиянию и силе, оная должна была просто стать сребролапой совой… вероятно, или точнее попугаем? Или точнее… попугай чем-то изменился, преобретя какую-то философскокаменность, при полном отсутствии даров… но да разве жизнь – не высший дар?

Оставалось только понять куда попугаесова деть…
но да не этим были заняты мысли крылатого… да и трудно было думать, когда одна рука горела от горячих касаний чистой Силы, а другая от теплой ладони демоненка, в этом мире ощущаемой более чем материально, хоть и совсем иначе нежели в реальном. Именно касанием оголенных чувств.
И тут же холод открытого окна по более чем обнаженному телу, по обнаженной душе, скрываемой лишь туманом междумирья и одеянием-образом, по сути лишь продолжением мысли.

Касание снежинок, чуть лиловых за завесой, но таких же прохладных, и таких же сияющих.

Снег?

Оказалось – грохот.
Оказалось, падали не снежинки, но леди, и, поверх нее гобелен, заботливо украшенный гирляндой огоньков, очевидно плененный ее красотой. И ныне пленивший ее с той же заботой.

И грохот… грохот открывшейся двери, грохот голоса, скорее торжествующий своей находке, чем ищущий справедливости, или то чести?
Или то и вправду искренне взыскующий оной?

Но да, такой тон был… как ни смотри а грубым. Даже не смотря на то что Вараси, хоть и запоздало, понял что их завели не туда куда идти стоило бы, и в общем-то ныне они кто-то на подобие… соучастников? При том, похоже, в ограблении.

Похоже, придется выпутываться. При том, похоже, за всех?
В принципе ангел, будучи уверенным в своей силе, мог спокойно уйти дальше в этот мир и затеряться в тумане так далеко, что не то что инкуб, но и архидемон ищейка отыщет далеко не сразу, а заодно прихватив с собой собственного охранника.
Ну а девушку оставить тут

И пусть выбирается из собственных проблем сама.

Но да… я ведь ангел, верно? – вспомнил дух… неохотно, даже печально и непривычно. От ангела в нем осталось очень мало, но все же…все же осталось.

Тоскливый вздох, гордо, властный жест руки, отодвигающей завесу.

Крылатый вышел, с высоко поднятой головой, спокойно и величественно сложив крылья за спиной пресветлым ореолом.

-просим простить нас за преступление положенной черты, и, соответственно, за некоторую своевольность по отношению к открытому окну, засвеченной люстре, и сопровожденным сотрудникам – прикрытые глаза, в равной степени покаянный и насмешливый голос – хотя, должен признать, это был вовсе не маскарад… мы и правда находились ВНЕ театра…а в совсем другом мире. до нынешнего момента, разумеется.

И вступили в эту комнату с вашего личного позволе…приглашения, тем самым, думаю, в этом нашей вины нет?

И, сочувственный взгляд на девушку, пойманную в весьма пикантной ситуации, и, пожалуй в не менее пикантной позе.

-что же касается нашей, похоже, спутницы, я вынужден… - и тут случилось кое-что и вправду казавшееся странным, и, даже невероятным… ангел кротко склонил голову, опустил веки – просить милости для нее, и не предавать немедленному наказанию, но постараться разрешить все более мирным и… безопасным для жизней путем. – кроткая улыбка появилась на губах – посему я, с позволения вашего – вопросительный взгляд инкубу в глаза, лишенный малейших опасений за свою, да и чужую безопасность, спокойный и уверенный, в прочем, не наглый ни в коей мере. – хотел бы услышать причины ее деяний и, возможно, оправдать?

На последней носке голос чуть дрогнул… дух, домовой… ангел-дух… но… но уже несколько лет, Как пресветлым и благочестивым, Ангелом, Вараси не был.

Только вот сейчас… и откуда столько уверенности?
В прочем, руки все еще жгло на запястьях, словно стигматы – от касания дивной птицы-попугая, и от ладони демоненка, такой теплой и дивно приятной.

Казалось, только ради этого удивленного зеленого взгляда стоило быть сильным. И хотелось быть светлым.
Может, правда, ангельская суть просыпалась в противовес демонической, но да была ли разница?

В конце концов, раз уж взялся отвечать – будь добр… за обоих. Доменок послушно сидел у ног, то и дело не совсем смело, но за то с верхом ободрительно бодая ногу светлого, мол дерзай, ангел сама.

Я в тебя верю.

106

Тод оглянулся, вздохнув, он надеялся, что их обнаружат позже, хотя нет- он забыл совершенно, о том, что их могут обнаружить, даже думать и то забыл. Посмотрел на развороченный стол и гобелен, капля крови алым ветерком затушила искорки бывшей когда-то гирлянды, во избежание усугубления ситуации.

Тоскливо взглянув на крем на улицы, а теперь полукровка был уверен, что это именно крем, а не сахар, ибо для сахара понижать температуру, чтобы не растаял, не нужно.
Ну ладно его тут много…

Сделав шаг, он перехватив конфетку, одну из тех, что достала девушка.

Недооборотень вышел вслед за ангелом, повторяя за ним действия, только порез заструился алой струйкой при прохождении через завесу, кровь каплями, сплеталась в теплое сиреневое, пушистое одеяло. Подойдя сзади к духу он накинул одеяло на плечи, одеяло имело ряд других особенностей- оно могло согреть даже воздух, удержавшись на его «плечах» и было не чувствительно к какому либо воздействию- будь то физическое, или магическое.
Такое одеяло прибавило лишь немного бледности, только и всего, но ангелу наверное было очень холодно.

Накрыв одеялом, приобняв за плечи, хвостокрыл уложил на плечо голову и потянувшись на носочках, прижимая уши посмотрел на вампира.
-А у вас тут крем…на улице, и холодно, чтобы не растаял, а еще у вас ночи длинные, -тихо озвучил он мысль, подумав, видимо, что осведомить об этом имеет смысл, хотя точно не знал какой.
Может, он захочет его попробовать, тут на всех хватит, а может, тогда он не будет сердиться. Я не могу сердиться, когда сладкое ем… Но он вампир, он наверное, не любит крем..жаль….

Впрочем, прятаться за спиной ангела, особенно, когда взялся его охранять, полудемон не собирался. Вмешиваться в разговор пока больше не стал, положил конфетку в рот и обошел светлокрылого.
Вараси-сама, похоже, более дипломатичен, чем я, он наверняка, знает, что делать и как говорить, но если, что-то пойдет не так, я вмешаюсь….

Тод встал прямо перед духом и раскрыл крылья
-ну, так на всякий случай,- пожал плечами демон
Лизнул коготок, который вылез, ну как бы сам собой
-ну, так на всякий случай,- махнул хвостом лис

Зеленое пламя кристаллизуясь, сделало взор каким-то холодным, не пропуская ничего ни извне, ни из нутра лисодемона.
Конфетка таяла, таял сахар, словно обнажая начинку, полукровка, не пробовавший подобных сладостей до этой поры, сначала прикусил губу, посмотрев на девушку.

Рыжеватое ухо дернулось, вслушиваясь в речь ангела, а язык бессовестно высунулся, жадно загребая в рот воздух, ибо дышать носом было практически невозможно.
Жжется…жжется… жжется…. -пищало все существо Фальтера, в ответ на вкус конфетки.
Они ими что? Травят гостей? Что это?
Тяжело дыша, полудемон не решался выплюнуть угощение, да и вид надо было держать грозный, достойно охранника.

107

Вслед за Дэнариесом менестрель прошел в коридор.Видимо, что-то услышав неуставное в кабинете(впрочем, доступное теперь даже и человеческому непредвзятому слуху)Дэнариес не направился  куда-то в Главный зал по коридорам.Толкнув дверь директорского кабинета он быстро оглядел его и почти моментально вычислил местонахождение нарушительницы порядка, как это с удивлением увидел юноша.Тайхо благоразумно не стал заходить в кабинет, видя начинающуюся расправу.Застыв у порога он прислонился к косяку,несколько равнодушно наблюдая за потряхиванием дамы.Впрочем, красота и живое выражение лица черноволосой особы вызывали сочувствие к ее положению.Судя по беспорядку, в иных местах весьма даже и не легкому, потряхивание(не слишком жестокое и унизительное, если быть беспристрастным) было ею заслужено сполна.
Актриса..да..понятно.Их мироощущение иногда бывает очень странным - спутывание мира реального, и мира, порожденного грезами и переплетением нитей фантазии автора для них почти нормально.Особенно для тех, кто полностью вживается в эту роль.Испытательный срок? Сударыня, вы меня поражаете - или вам место, а пуще того, и жизнь недороги?Это ж как надо увлечься , чтобы залезть в кабинет директора.Да еще и не зная точно, что тебе в нем нужно, если уж на то пошло.
Хмыкнув своим мыслям менестрель остался на своем месте.Наказание он предотвратить не мог, несмотря на симпатии - как юноши к прекрасной деве, так и как одного работника к другому, получающему выволочку.Когда Дэнариес поглядел в совершенно пустой, на взгляд человека, угол, молодой человек еще раз порадовался тому, что благоразумно остался у двери - не хватало еще пройти сквозь кого-нибудь ненароком, или споткнуться об эфемерное тело.
Все чудесатей и чудесатей...Амулетами, что ли, запастись.А то пойдешь утром в душ, а там кто-то уже есть..или переодеваешься перед сном, а по комнате ходит толпа...или, может быть, стайка прозрачных сущностей, астральных тел и прочих созданий, видеть которых не к здравому рассудку.
Девушка, стоящая перед своим суровым судьей и палачом в одном лице, видимо, о существовании этих сущностей была осведомлена получше менестреля.Поэтому только он отступил почти в коридор, несколько опасаясь за целостность своего не столько тела, сколько рассудка.Из чего-то, напоминающего дыру в пространстве, ведущую во что-то неразглядываемое и непонятное, ступил величественно отчасти самый настоящий пресветлый ангел.Приглядевшись и отойдя от крайнего изумления молодой человек углядел в нем знакомые черты..Да и пресветлости в нем было не слишком много.Этакая патина каверзности и лукавства приглушала сияние крыльев.Ангел тем временем повел себя как истинный джентльмен, взяв на себя роль добровольного адвоката и прикрывая ненавязчиво черноволосую актрису.Лицо у него при этом несло печать довольно странного для ангела в принципе выражения - горечь, сочувствие и легкое изумление тому, что он сейчас делает, сдобренное щедро печалью.Следом за ангелом явился на импровизированную сцену(раз уж есть актриса, где-то поблизости должна оказаться и сцена) уже ожидаемый демон.Демоненок.Он прошел вперед и прикрыл трогательно-хрупкими крылышками своего спутника, явно защищая его в своем понимании.Трагизмом ситуации он не проникся, похоже, и что-то, кажется конфету, сунул в рот.Через какое-то время его личико стало очень сосредоточенным и несколько исказилось.Похоже, конфетка стала ему не по вкусу...Высунутый язык и смешное пыхтение свели на нет его грозный жест с распахиванием крыльев.
Какой же это демон..демоненок, да еще и совсем маленький.То в хвосте и ногах путается, то тянет в рот всякие штуки непонятные - как щеночек или котенок - те тоже везде падают и кувыркаются, и на зубок не прочь распробовать даже хинин.Трагизм ситуации смело на корню - актриса, вам нечего бояться.В комедиях, особенно качественных, никого просто так не казнят,только оставляют открытые финалы
Улыбнувшись невольно, наблюдая за волевыми усилиями юного демона, менестрель вновь прислонился к косяку.поглядеть, что же скажет Дэнариес.И в самом деле, что натворила эта актриса - попыталась стащить список ролей, чтобы вписать себя на приму?Или за живописным беспорядком стоит нечто более серьезное, и оттого так тревожащее помощника директора?

108

Чертовы пыльные противные тряпки! Погребенная под ворохом лоскутов, Ида как могла, преодолевая боль в вывихнутой ноге, старалась выпутаться из мерзкой массы расползающихся на волокна жестких обрывков мешковины.  Получалось только рвать ее еще больше, забивая легкие. В горле першило, Рурк кашляла, чихала, пыхтела и возилась, уже не сдерживаясь и ругаясь, как сапожник. Впрочем, последний встретившийся ей сапожник на милой сердцу обычной Дублинской улице был довольно тихим спокойным стариком, и ругательств она никогда не слышала.
Бесцеремонный приятный мужской голос вместе с резким движением вверх, а потом стремительным освобождением из дурацкого плена оказались довольно неожиданными, учитывая то, что ее спутники были в принципе бесплотны, даже птица…  А вот вертикального положения с опорой на конечности ее отчаянно болевшая нога не вынесла, отказываясь служить вплоть до полного онемения. Вследствие чего, как только от нее освободитель отошел, Ида с отчаянным воплем зашаталась, согнулась, хватаясь за лодыжку, и снова свалилась на пол, как раз в сторону шагнувшего всего на один шаг мужчины.
В результате молниеносного толчка всей ее массы на грудь, Рурк оказалась в более удобной и мягкой позиции – сверху внушительного по сравнению с ее комплекцией мужского, ладно скроенного тела. Глаза, сверкавшие молниями, были еще более шикарными, благо люстра освещала все, достаточно ярко. Весь облик вошедшего был такой… надежный и суровый, что девушка, побледнев, поняла – мужчина знает если не обо всем, то о многом. Что он там говорил, пока  я ругалась? Актриса на испытательном сроке?... Клевер… Кто же он?
А как я могу отчитываться неизвестно пред кем? Будьте любезны представиться. То, что Иде очень сильно хочется знать имя этого… совершенства мужской красоты, было ей ясно.
В свете проявились еще два существа – девушка повернула голову, распахнув глаза – Невидимый собеседник оказался не один. А вот угадать, кто из них разговаривал с самого начала с ирландкой, а кто с шоколада начал…
Так, ситуация осложняется. Трое – и двое из них нелюди точно… А третий… Ой, клыки… Внутри сердце начало холодеть от все более выкристаллизовывающегося осознания – девушка развалилась на самом настоящем вампире, с белоснежной шелковой кожей, глазами, способными прожечь в ней дыры и расплавить ее в мгновение… Про клыки, на которые теперь Ида старалась не смотреть, она перестала думать – иначе у нее начнется истерика. Быстро слезть с ногой, которая отчаянно пульсировала и ощутимо начала опухать, было невозможно, извиняться… Начинаю сомневаться, нужны ли ему мои извинения или объяснения после такого… Клевер, так я никогда еще не попадала… Оставался только один вариант – что еще может придумать ирландец, выросший там, где спасают только основные инстинкты? Рурк томно застонала, зажмурилась и прильнула к необычайно чувственным губам страстным поцелуем… Представим на минутку, что он заколдованный принц, а я его расколдовываю… А вдруг я открою глаза, а он уже не сердится… Умение целоваться Ида оттачивала очень и очень давно – как бы иначе ей отвлекать внимание молодых охотников до молодого тела от их кошельков…. Но здесь… Словно легкий ток шел от сжатых и абсолютно холодных губ, девушка даже забылась – где она, откуда, и зачем собственно сюда зашла… Забылась настолько, что даже перестала замечать, кто вошел, кто двинулся, и кто что говорит…

Отредактировано Ida (2008-10-19 14:35:12)

109

«А еще говорят, что люди – самые любознательные и беспечные существа. Как же далеко от истины это утверждение… - По привычке сам с собой рассуждал полукровка, наблюдая за явлением собравшемуся народу поистине потрясающей пары - ангела и демона. – Забрались в обитель «проклятых кровососов», пользующихся репутацией отнюдь не кротких овечек, и явно напрашиваются на неприятности. Где, спрашивается, инстинкт самосохранения? Запереть их, что ли, в подвале для профилактики… А демон и вправду заботится об антиподе. Чудны пути привязанностей… Так, а это судя по всему и есть тот самый домик, за которым они сюда и явились… Крайне интересное суще…кхм… конструкция».
Переход нечеловеческих сущностей из мира в мир крайне заинтересовал инкуба.
Оттого и упустил он из вида травму дамы, и заметил лишь, когда брюнетка схватилась за пострадавшую конечность, при этом потеряв равновесие. Но, как говорится, поздно метаться – птичка полетела.
Рефлексы наемника никуда не делись и, когда девушка, взвизгнув, начала оседать прямо на Дэнариэса, он рефлекторно потянулся к рукам дамы – перехватить, если у той окажется припрятанное оружие. Да, мания на грани паранойи. Но именно эта паранойя не раз спасала полукровке жизнь. К счастью, оружием дама не размахивала, зато с равновесием поссорилась окончательно. Пышная юбка сыграла и с инкубом злую шутку, попавшись под носок сапога… В результате на полу оказались оба. Причем, актриса пребывала в истинно женской позиции – используя мужчину в качестве подушки.
Самое беспомощное существо на свете – дама, запутавшаяся в многочисленных юбках собственного наряда. Эту истину Дэнариэс усвоил уже давно в силу, деликатно выражаясь, индивидуальных особенностей организма и специфики питания.
Приготовившись к очередному аттракциону «кошка в клубке ниток», полукровка удивился выбранному дамой подходу к решению проблемы.
Что стоило инкубу выпить эту страсть, этот огонь, эту сладкую жизненную силу в чем-то немного наивной смертной, решившей вдруг поцеловать вампира? Да, он чувствовал ее страх. Да, видел, как быстро расширяются от этого страха зрачки, когда она разглядела клыки… Что стоило?.. Ничего не стоило. Угрызения совести не в счет – не первая и не последняя жертва, и как ни противно, но это факт, который не изменить даже при всем огромном желании. Вот только жалко было полукровке гасить этот огонь жизни – яркий, искрометный, вспыхивающий, как дикий пожар в иссохшем лесу. Такой пожар просто сметет все на своем пути. Вот так же как эта девушка сбила с ног наемника.
«Что же ты еще натворила, раз выбираешь такой способ избежать объяснений?»
Часто-часто бьющееся сердечко в груди брюнетки яснее любых слов выдавало ее волнение. Гулкие удары преодолевали жесткую ограду корсета и плотный мундир, и дразнящее-живым щекочущим прикосновением обнимали мертвое сердце, каким-то чудом или проклятием богов, поддерживающее жизнь в теле, один раз обманувшем Смерть.
Целоваться она умела мастерски – уж искушенный в сфере мирских удовольствий демон соблазнения знал в этом толк. Но только не с вампирами. И брюнету пришлось приложить все виртуозное умение, чтобы уберечь юркий язычок актрисы от острых как бритва клыков. И все же, все же, все же….
Слишком глубоко скользнув во владения полукровки, она напоролась на клык.
Маленькая царапина, которую к вечеру уже и чувствовать не будет, но сейчас… Пара капель густой крови солоновато сладким нектаром пролилась в рот вампира, будоража то темное, что Дэнариэс упорно пытался игнорировать, и чему почти всегда проигрывал.
Он мог бы жадно припасть к ране, теребя ее и выпивая больше; мог бы запросто иссушить открытое сейчас сознание девушки, насыщаясь отчетливым страхом, густо перемешанным с легким интересом и желанием; мог бы распалить последнее, подавляя волю и заставить девушку потерять самоконтроль. Мог бы, но не сделал. Ибо не время и не место. Лишь впитал пенку горячих эмоций, поумерив свой голод, да бережно и осторожно собрал кончиком языка капельки крови из маленького прокола на язычке дамы. Прошелся языком по краю верхней губы, ощущая твердый ряд ровных жемчужин зубов и мягкость нежного податливого лепестка.
«Какой, однако, приятный завтрак. Так на чем мы остановились-то…»
Выпутаться из-под вороха ткани и облаченной в эту ткань дамы, да еще и из положения «подушки» - было задачей не из простых. Поэтому инкуб решил эту самую задачу себе упростить. Положив ладонь на затылок девушки (дабы головой не ударилась – одной травмы вполне достаточно), Дэнариэс перекатился с ней в обнимку по ковру и теперь возвышался над ней на вытянутых руках. Длинная черная прядь соскользнула с плеча полукровки и, мазнув легким касанием по щеке брюнетки, опустилась на ковер.
- Это не тот ответ, миледи, - тихий голос, почти шепот с мягкими нотками игривого поддразнивания. И в тон ему улыбка - чарующе-призывная (природный рефлекс, дурные гены наследственности – против них не попрешь). Но вот глаза оставались холодными и серьезными.
Резко поднявшись на ноги, брюнет справедливо рассудил, что самостоятельно дама будет подниматься ее очень и очень долго. И не факт, что преуспеет в этом ответственном мероприятии. Поэтому Дэнариэс попросту подхватил актрису на руки и в два шага добуксировал до гостевого кресла, плавно опустив девушку в объятия оного. Благо ледяная корка уже растаяла. Во избежание очередного конфуза, брюнет отошел на пару шагов.
И снова ровный сухой тон, до жути официальный – не чета тому лукаво-провокационному, что был полминуты назад.
- Итак, я все еще желаю услышать объяснение, мадемуазель. А отчет вы держите перед помощником директора. Дэнариэс, к вашим услугам, - полукровка чуть склонил черноволосую голову.
Все мы носим маски. Вот только какая из них – наше истинное лицо?
Повернувшись к Тайхо, наемник улыбнулся уголками губ – чуть иронично с легким намеком на извинение, мол, сам видишь, что за бедлам тут творится.
- Похоже, музицирование несколько откладывается. Мы же не можем оставить даму в беде. Кстати, она и есть упомянутая мной компания для предполагаемого выступления. И не стесняйтесь, проходите, присядьте, если вам угодно… Вы же ничего предосудительного не сделали.
Тусклая искорка усмешки мелькнула на дне глаз цвета аметистов, когда взгляд перемещался от менестреля к закутанной в плед фигуре пресветлого.
- Это и есть ваша пропажа? – Полукровка кивнул на домик, по-кошачьи жмущийся к ногам.
- А путешествие по театру, в том числе и по неофициальной его части, пусть и в ином плане бытия вы не считаете нарушением нашей договоренности? Вынужден вас разочаровать – я приравниваю эти действия к игнорированию вами черты дозволенного. А это наказуемо…
«Кажется, это уже входит в привычку – конвоировать излишне любопытных в застенки».
Взгляд скучающе мазнул по напрягшимся фигурам.
- Впрочем.. -  мысли переместились из темных комнат подвала к более светлым вещам. Таким как здоровье смертных, а данном случае – одной конкретно взятой актрисы.
- Вы же ангел… в каком-то смысле, - полукровка задумчиво постукивал указательным пальцем по подбородку. - Следовательно, можете помочь мадмуазель, и избавить ее от боли. Попробуйте.
Дэнариэс отступил к столу и уселся на его край, предоставляя таким образом достаточно пространства перед креслом.
«Может быть в прикосновении к объекту лечения и нет нужды, но мало ли… он же не обычный ангел».

110

Ангел выдержал пару секунд ожидающей паузы.
как оказалось, в подобной пафосно-оправдателной речи не было ни малейшей нужды, да и у женщины была во истину дьявольская приспособленность к жизненным неувязкам…

И даже будучи  в столь хм, может в чем-то и приятном, но совсем уж неприглядном в данной ситуации положении, умудрилась извлечь из него максимум … ну если не выгоды, то по крайней мере удовольствия.
Уж по крайней мере недовольной она не выглядела, хотя страх то и дело сверкал в воздухе электрическими искрами, как в общем не выглядел недовольным и правоохранитель.

Кажется, за дверью кто-то был? Кто-то новый… но да ему опасность не угрожала, можно было не беспокоится.

Внимание, метавшееся как комар в замкнутом пространстве, застыло и даже как то подтаяло, расслабляясь, когда на плечи легла теплая материя прохладного  оттенка., губы сами собой растянулись в легкую улыбку, переливая в нее тепло, не плотное тепло одеяла, но тепло душевное, рук, его делавших, и теперь через край лившееся внутри.

Теплое.
Личное…
Интимное,хм?

Итого нас две пары и один вуайерист… вот на что - на что, а на опасность жизни это не походило. Но так приятно было чуствовать себя хранимым… когда перед собой увидел замершего грозно-забавного демоненка, в прочем. Вполне вероятно, представлялвшего вполне реальную угрозу.

Даже если и не явную. По крайней мере внимание ангела было обезврежено на чисто.

Хотя, как ни обидно было признавать, поцелуй прекрасной дамы все зло не рассеял, и даже никуда не дел делового тона инкуба, теперь уже вопрошавшего должки со всех.

Прокурор, угу… ну чем не суд великий? И за душу любого ребенка искусства неистово спорят ангел и демон…
во истину…
уверовать, может?

Но да вопроса это не решало… и если Ида кажется, теперь пребывала вне опасности, то им с Тодом оная очень приветливо махала когтистой лапкой красивого матово-черноего цвета.

Ухмылка дрогнула снова, не говоря в прочем о ангеле ничего хорошего… былой пресветлости не было и в помине, да и ангельские – только крылья, только серце. Остальное дух – скептический, капризный, и весьма насмешливый ко всему миру в целом.

В комнату по приглашению вошли, похоже, тот самый актер… кажется. Все же в безопасности.

Как же все же легко все обошлось… это радовало, где-то на краю сознания появилась крамольная мыслишка, мол а не повторить ли подвиг дамы, авось тоже простят? Но да мысль была скорее чисто риторического плана, ровно как и желание целовать кого-либо – решительно эфемерным, так как для разменной платы касание к себе любимому крылатый в общем то считал чем-то на пример простого такого просторечия *а губа- не дура?*

Что, в прочем, не мешало ему, устроив на плечах покрывало поудобнее, красивой мантией, мягко , и даже просящее отодвинуть оборотня в сторону, давая понять, что все хорошо, и направится мягкой скользящей походкой к смотрителю театра, не шелестя даже одеялом, единственным сколь ни будь плотным на себе, и задумчиво оглядывая его лицо.

Не то что бы этим можно было обмануть данный обьект, но да подразнить Тода почему-то хотелось… не то что бы он верил, что маленький лисенок питает к нему что-либо кроме минутного восхищения, но да смотреть на реакцию живых крылатому нравилось.

Да и реакция девушки была интересна. Десертом.

В прочем, просьба…предложение? Исцелить Иду ни в коей мере не обещало безопасности никому из них, как в прочем и никаких гарантий. Пустая просьба.

Исполнять было не обязательно.
Совершенно.

Но да все же соучасник… гид, союзник?
Поравнявшись с Дэнариэсом, крылатый просто повел взгляд дальше, словно бы и не смотрел не на него.
Все что хотелось знать было известным. Чего-чего, но угрозы или бешенства в глазах хранителя не было.

Плавное движение к ногам Иды, словно бы склонится над святыней, руки засияли белым пламенем, освещая комнату.
Только сейчас Вараси заметил, что было темнее… или просто темно?
Не касаясь ушиба пальцами,хоть и призрачными, ангел просто провел по коже сиянием, прохладно-теплым на ощупь, ощущением сходным с предельным холодом, когда на пальцах сразу и лед и огонь, но куда слабее, и совсем не болезненным.
Еле успевшая припухнуть поверхность тут же приняла надлежащее ей состояние. Боль ушла с раной.

Сам же ангел удобно устроился на полу, опираясь на кресло, и щурясь, смотря сверху вниз на всех вокруг, даром что и до глаз взглядом с такого положения дотягивал еле-еле.

-вы считаете, что будь я в другом мире, в котором на месте этого кабинета пустыня – я был бы тоже должен вам? – насмешливая мысль, просто перекидываемая древнем древнему. В свою неправоту не верилось, тем более в данном случае, все миры соприкасались. – и какое же наказание положено тем, кто совершил преступление, хоть и не совершил оное?

Подобное обращение было невежливым, могло даже обидеть… но да в прочем пожелание исцелить актрису за даром было примерно того же теста.
Оставалось наедятся, враждебным подобное действие не считалось, по крайней мере не на столько враждебным что бы пострадали лишние.

Все равно придется лечить мне, при том всех.
Взгляд из под ресниц на лисенка, просто разглядывать. Надо же было куда-то смотреть. А может, просто хотелось смотреть на него?
Так было всегда.
Всегда после исцеления.

Светлая магия родная ангелам, была чужда духу, коим он был по большей части.
Теперь было все равно… по крайней мере почти.
Страха не было, была, пожалуй, скука растревоженного спавшего?
Равнодушие, скупая злость.

Оставалось надеяться, что Тод сможет увести их отсюда… сам ангел, как он понимал себя, теперь способен на это не был.

111

Тод прикусил губу легонько упрятав под нее язык, и стараясь дышать носом, впрочем, к вкусу конфеты странной уже привык, хотя сладкое, конфеты- для него все же представлялись несколько иначе, оставалось надеяться, что это жгучее вещество входящее в состав местных сладостей- не яд.

Принюхался, едва заметно повел носом по воздуху, посмотрел в сторону двери, знакомый запах, человек тот, которого ранее видели при  первой встрече с  этим брюнетом. Видно, договорились, что же люди интересные существа…

Взгляд замер на паре девушка-охранник,- странныыыыыыыые…..
Интересный способ решения, хотя вот обдуманный ли? А она знает вообще кто он?

Страх, снова противным запахом защекотал чувствительный нюх, обнажая вместе с коготками звериные инстинкты, хотя это лишь секундное явление было быстро и довольно легко подавлено. К запаху страха впрыснутого в кровь из центров высшей нервной деятельности, примешалась и запах самой крови, практически не скрытый, как биение сердца, рыжие кисточки ушей легонько подрагивали, словно повторяя каждый бу-туп из груди девушки.

Теперь знает,- ухмыльнулся демон,- ну что же не знаю, за что боролась, но за то ли на что напоролась?
Но ведь вампир-таки не против и очень даже, можно ли причислить это к «прощена», тогда за эту особу и беспокоится не зачем…

Лисодемон, оглянулся на ангела, повел хвостом, плавно отодвигаясь в ответ на жест, не то что бы кротко-послушно, но скорее
доверительно, ведь тому виднее, хотя и не теряя бдительность, следя за каждым действием, за каждым движение, вдохом-выдохом каждого, толчком крови по венам, слово сразу и за всеми. Без особого труда, по привычке, или в складе повадок лисоборотнических,  ему удавалось в подобных ситуация держать внимание, не рассеивая и не переключаясь быстро.

Слегка склонив голову, задержав на минутку внимание на ангеле, или на его лице, на взгляде, коим тот смотрел на вампира, небольшое замешательство в едва заметной рыжей волне вдоль хвоста.

=============================================================== Алхимическая лаборатория.
Капелька крови, едва заметная глазу, блестящая , переливающаясь, словно бы живая, словно бы капелька ртути, пульсируя появилась у самой ноги хозяина своего, приняла ей приданную некогда форму и метнулась вдоль штанов. Задев сиреневыми крылышками пальцы, мотылек дал о себе знать, хотя полудемон его почувствовал гораздо раньше, но внимание в тот, момент было занято совершенно иным. Да, впрочем, и сейчас бдение дозорного не прекратилось лишь шевельнулись пальцы, подгоняя крылатку вернутся к истоку. Мельчайшая частица, сравнимая с искрящей снежинкой, быть может пылинкой, пролетела по алой дорожке к порезу и скользнув под изъян кожи, растворилась в крови, отдавая всю добытую информацию. Немного поморщившись от холодной капли собственной крови, недооборотень замер, упуская из виду человека, вампира, да и процедуру исцеления в целом.

Зрачки расширились, воспринимая последние картинки путешествия бабочки-шпионки. Зеленое свечение на минуту исчезло, исчезли мгновенно и уши-рыжие треугольники, завился беспокойно хвост, зашелестели –заскрежетали крылья. Но эта реакция, вдруг неожиданно замерзла, застыла, полуулыбкой в уголке губ.

Так, так, я чуял кровь и смерть, но не думал, что вы так далеко пошли, господа, или мучения девушки оправдываются пользой для науки? Науки какой? Создания химер или как это правильно называется?

Взгляд из под пары сиреневых струек упавших на лицо,- нет, оставлять здесь Дзасики-саму никак нельзя, и пусть меня осудят. Да и девушку стоит предупредить, а там уж пусть сама решает, как быть- продолжить поиски зарплаты на свой страх и риск, или удалится….

Озорное подмигивание со спины одеялу, еще пара потерянных капель в пользу теплого творенья- небольшая прибавка в размерах, плюс пятипалые кисточки по углам. Теплый, мягкий, одеял скользнул под ангела, небольшие завихрения ткани и этакое существо по виду скат морской, быстрый и юркий, с домиком на спине, а в домике-палатке под теплым покровом ангел-сама. Быстроходный самолет-одеял рванул к домункулу, подхватив его себе на спину, двинулся в рейс «на выход»

-Прошу, вас, милостивейший сударь, нас извинить покорнейше,- ухмыльнувшись, лисодемон запрыгнул на спинку кресла, на котором восседала дама,- но мне претит любая перспектива наказания, посему не сочтите за грубость, если мы сие немедленно откланяемся.

Полукровка сотворил на спинке довольно театральный реверанс, подхватывая Иду под руки и перемещая на отдельно возникшую из новой порции крови платформу, словно стул без ножек, с резной спинкой. Платформа отправилась вслед за одеялом-самолетом, растопыренные крылья, закрывали обзор, косые взгляды порой подозрительно метались в сторону человека..

-Ну и как залог, нашей безнаказанности, мы прихватим вашу сотрудницу, вы ведь не против? Да и провинилась она, такой не жалко пожертвовать, хотя если вы захотите ее еще раз поцеловать, целесообразнее будет проводить нас лишь взглядом, мы не обидимся, правдаа

Небольшой поклон с намеком на отчаливание, хоть впрочем не так хорошо владеющий собственным телом полуоборотень не мог надеяться на долгую удачу и свалился со спинки, кубарем к столу. Лукавый взгляд на верх, хлопанье ресниц, мол ой-ой я случайно и вообще, я ведь не обучался трюкам, подавленный хнык, быстрый скок, снова воспользовавшись ногой охранника, как опорой, но впрочем, не для того чтобы позлить, просто запамятовал лис, что это не приятно брюнету. Инстинктивно в сторону, чтобы не прихватили за что.

-Спасибо за экскурсию, приятно было познакомится, всех благ, надеюсь, мы не сильно вас потревожили, а если так очередное извинение и пожелание вам здравствовать …
Прыжок к двери, за своей улетевшей командой,- покааа
Подмигнул по пути человеку,-вот и сказки сей конец, а кто видел молодец!

112

Темный привкус полынного поцелуя с железистым привкусом… Ида потеряла счет времени и место в пространстве от новизны ощущений. Легкий трепет, прокатившийся от загривка до самых пяток, заставил девушку вытянуться в сильных руках и податливо расплавиться гибкой стальной пружиной, грозящей взорваться от переизбытка адреналина – страх, страсть, характер, решимость… Ирландка почти забыла, с какой целью она пришла в кабине, зачем поцеловала этого загадочного *защитника прав директоров театров*.
Но как только контакт был прерван – заботливо, аккуратно, но от этого не менее неумолимо и решительно – Рурк, неведомо как оказавшаяся уже на полу, разочарованно вздохнула. А потом тихо охнула, когда ее в который раз уже за этот час подняли в воздух. Все носит и носит на руках… Может, мне и не лечить ногу совсем?... ежилась девушка, понимая, что ничего, кроме благодарности ее притихшая от возбуждения нога и мозг не испытывают. Вернее, испытывают и много большее… но явно только положительного оттенка А по идее должна уже улепетывать отсюда и вообще бояться… Что там еще положено делать при *поимке с поличным*? Какой он странный, этот охранник… Опять ругается… Дэнариэс… Красиво…
Ида, очень приятно. Жаль, что мы встретились в такой неподходящей ситуации... Объяснение чего? Как я оказалась в этом кабинете?... Девушка проследила за взглядом помощника директора, даже не пытаясь разглядеть в темноте коридора спрятавшуюся фигуру. Но то, что они с вампиром были знакомы, следовало из его обращения к нему. Ну захочет, выйдет…
Рурк потеряла интерес к темноте в коридоре и занялась ощупыванием ноги, которая жутко болела после первой волны анестезирующего адреналина. Прикасаться к ней тоже было больно, двигать хоть на миллиметр – тоже. Ирландка попробовала и зашипела, не столько от боли, сколько от досады – по идее наилучшим вариантом было отсюда сваливать. Тем более, что шкатулка давно надежно перекочевала с пола, куда ее уронили при вывихе, в потайное место женщин, носящие огромное количество пышных юбок. Уж спрятать небольшую по размеру коробочку для Иды – было полуавтоматическим движением, после чего она и думать забыла про выполненное дело… А раз зарплата с ней, то сейчас следовало задуматься о том, как получше улизнуть… Увы, придется либо отдавать шкатулку… Либо оправдываться, либо вообще… Расплакаться что ли?...
За думами, девушка пропустила момент, когда к ее лодыжке прикоснулись невесомые прохладные пальцы, и ослепительное сияние заставило зажмуриться и отвернуться. Когда все погасло – нога была в целости и сохранности, а возле них заметался рыжий смерч чего-то явно неуловимого, но быстро-быстро разговаривающего. Скорость речи была на пределе человеческих возможностей, и к ней нужно было сначала привыкнуть, что Ида и делала первое время. Лишь после того, как ее подняли на руки и переметнули на платформу стула, который определенно намеревался куда-то отправиться, она стала разбирать речь – довольно симпатичный молодой человек прощался с Дэнариэсом. Рурк не удержалась и помахала ручкой, абсолютно не веря своему счастью и тому, что ее желания исполняются так быстро В церковь, в церковь срочно… Господь всемогущий, ты всегда спасал меня и защищал, тебе воздаю хвалу я, твоя верная раба Ида О’Рурк…. Какой же он все-таки красивый… Девушка бросила прощальный взгляд на напряженную фигуру вампира, определенно не собиравшегося спускать с рук молниеносное перемещение троих заговорщиков Чем быстрее я уберусь с театра, тем будет лучше для меня… Нужно переждать… и я даже знаю где…

Имение господина Лэнса

Отредактировано Ida (2008-10-27 15:21:57)

113

Менестрель стоял у дверного косяка и уже множество раз успел возблагодарить Небо за то, что не прошел в комнату. Актриса на испытательном сроке была не только весьма эксцентричной, но и без чувства самосохранения. С интересом понаблюдав за барахтаньем и кувырканием юноша  искренне посочувствовал обреченному ходить в чудовищно неудобной одежде слабому полу. Ангел, стоящий перед столом, видимо, принадлежащим директору, на фоне гобелена с чернокрылым прекрасным существом являл собой занимательную картину. Демоненок потихоньку переставал хекать и пыхтеть – и запоглядывал хитро и вместе с тем растерянно бегающими глазками по сторонам. Дэнариес наконец-то выпутался из объятий девушки – наглость, которая просто поражает.
Поцелуй, чтобы смутить, или чтобы отвлечь? Видимо, видит Дэнариеса впервые..ого..ну и тон, особенно если так говорит нашкодившая мышка перед котом. Рыжая такая мышка..из Уэльса? Ирландия? Темперамента хоть отбавляй – если бы не безрассудность и наглость, быть бы ей прекрасной актрисой..а так..пожалуй, не доживет.
  Сочувствие, которое испытывал менестрель к милой даме сперва, медленно испарялось. Романтика-романтикой, а шкодливые кошки, которые пакостят в доме, куда их взяли с улицы, редко вызывали у него искреннее участие. После водворения дамы в кресло, на которое помощник директора почему-то бросил странный взгляд, менестрель заметил, как она едва заметно, не отдавая себе в этом отчета, провела рукой по складкам юбки на бедре, словно проверяя наличие чего-то. Когда Дэнариес предложил ему сесть, извиняясь в улыбке за этот воистину бедлам, он отклеился от косяка и тихонько прошел в уголок, подальше от сущностей с обманчиво светлыми крыльями, ушами и когтями. Кресла, после того, как Дэнариес бросил на них в высшей степени подозрительные взгляды, перестали вызывать энтузиазм даже у уставшего менестреля. Директорское кресло занимать было бы некорректно, и Тайхо просто облокотился о бар. С улицы через ставни по-прежнему не проникало ни лучика света.
Странно..интересно, сколько сейчас часов? По ощущениям, так мы уже порядочно посидели и поговорили..должно хоть немного светать..и тянет холодом – словно и не конец августа, а конец октября, или ноября, по меньшей мере. Створка бара была неплотно прикрыта, но желания в нем шерудить не было – Тайхо алкоголь не выносил на дух. Ангел весьма эффективно залечил ногу девушки, а вот демоненок… Демоненок творил что-то странное – прежде сморщенное в гримаске личико стало задумчивым, а потом стало превращаться не столько в личико, сколько в мордочку. Оп-па..мы не только демоны, мы еще и оборотни, и все в одном флаконе – не трясти и не размешивать..
В состоянии наивысшего удивления понаблюдав какое-то время за скоростными превращениями парочки странных существ, менестрель все же полез в бар. Но отнюдь не для того, чтобы укрепить нервы парой глотков доброго бургундского ,или какого-нибудь шампанского из категории «шампанских духа». Выудив за узкие вытянутые горлышки пару бутылок вермута, настоянного на полыни, которую весьма не жалуют все потусторонние сущности, он, размахнувшись коротко, метнул их в демоненка, когда тот, оттолкнувшись от ноги Дэнариеса, вновь угнездился на красной колышущейся штуке, и почти моментально пустил вдогонку еще парочку, даже не глянув, попал ли. Брошенные после короткого замаха  с силой, которую могут развить только натренированные и гибкие кисти музыканта, бутыли с бело-зеленоватой жидкостью устремились к забывшему о тихоньком человеке демоненку в спину.
Я, конечно, не воин, и от мага ни капли во мне нет, но гадить в том месте, где я собираюсь работать, не хочу! Они еще потом заявятся – ну наглеж! Актеры – это ладно, эксцентричные..но эти..С бутылкой в руках он обернулся поглядеть на то, попал или нет. Эти псевдоангел и псевдодемон нарушили свое слово…напортачили..обманули, втянули в свою каверзу даму..и хвост трубой..это низко. Их пустили, а они солгали…как же меня это злит – как и со всеми ими – сперва поклянутся, а потом…. Перед глазами встали совсем некстати глаза и ухмылка того, кто солгал, и воспользовался..
Нет..не думать..Опустив с громким стуком наугад бутылку на стол менестрель, едва заметно покачнувшись, прислонился к стене рядом с гобеленом.

114

Тод не ждал от человека, каких-либо действий в свою сторону. Редки случаи, когда человек не обладающий так называемой силой, зная с кем имеет дело, выступит против него. Хотя это мнение было преждевременным, то ли от отсутствия опыта особого общения с людьми, да и в целом его отсутствие, то ли от самоуверенности полукровки.

Только слух уловил движение, только шепот воздуха предвещающего столкновение, искра странного предчувствия, впрочем, слишком поздняя, чтобы обернутся и отразить удар.

Отреагировать успели только крылья, темные кристаллики с непривычным  хрустом, густо усеяли перья, трансформируя и обнажая острые края блистающей стали- действие какой-то доли секунды, но вполне достаточной для того, чтобы встретить атаку, смягчить ее, ну или просто прикрыть спину.

Лязг стекол, бьющихся о клинки перьев острые осколки вонзились осыпали колючим дождем спину. Полудемон вздрогнул, прикусив губу и хватаясь за спину. За первым фейерверком острой боли последовал еще один. Часть  разбитых стекол упала на пол, но звона недообротень не услышал, часть застряла в перьях. По коже горящей алыми порезиками и уколами, в некоторых из которых сияли маленькие звездочки осколков, потекла прозрачная жидкость.

Хныкнув тихо, совсем не слышно, для человеческого уха точно Тод рванул в сторону, рефлекторно и уже больше машинально уходя от  очередной порции снарядов, которые разбились в паре сантиметров от тела, прижался невольно к стене спиной, и тут же айкнув отчаянно, свалился на колени.

Сверкнув зелеными молниями в сторону человека, а очевидно что метателем был именно он, ибо вернул очередной снаряд на стол и прижался к стене. Лис решил попробовать свой голос на грозные и рассерженный рык, впервые и по настоящему, но вышло что-то совсем не похожее, звуки ли новорожденного щенка или пыхтение енота над ракушкой.

Использовать ту кровь, что сочилась из пареза…-мелькнула мысль и тут же оборвалась, каскадом всевозможных домыслов по поду почему не выходит?
Капли капали, а толд
ку от них не было. Сердце замерло и тут же начало вычеканивать чечетку. Зрачки расширились, а рука потянулась к перу, ожидая, что в ладонь упадет рукоять меча, Но и тут не вышло- ладонь мягко коснулось перышко, защекотав, как и все прочие, ни лезвий, ни магии крови, только свирепый взгляд звереныша, готового защищаться.
Недодемон стряхнул со спины осколки и оскалился на присутствующих .

115

Глаза приближающегося ангела были пусты как у истинного существа «высшей расы, облеченной благословением Господним» - стандартное и вполне предсказуемое, но совершенно необоснованное пренебрежение ко всем прочим существам.
Полукровка равнодушно выдержал этот взгляд вселенской пустоты. Привычная маска невозмутимого наемника услужливо расположилась на лице брюнета - маска, отточенная долгими десятилетиями работы молчаливой тенью своего нанимателя.
Ангел, полный сознания собственной значимости, прошествовал к девушке и занялся-таки благим делом - возложением рук на болезную. Белое свечение разошлось от изящных рук и острым ощущением колючей божественности резануло по глазам. Лишь на миг слетела маска непроницаемости - когда инкуб чуть прищурил глаза и поморщился от неприятного для Дитя Тьмы яркого света.
Благодаря этой кратковременной дезориентации крохотный мотылек-пылинка, созданный Тодом, не вызвал должного внимания полукровки. Тонкий след тени сущности демона мазнул где-то на периферии восприятия, не оставляя яркого отпечатка на паутинке внимания.
На недовольное бурчание ангела-духа по поводу законности наказания хотелось огрызнуться - и словесно, и попросту продемонстрировать клыки, ибо лимит терпения стремительно таял. Но все же первый всполох рефлекса был подавлен… Правда, ненадолго – действия демона планомерно толкали наемника преступить черту дипломатии и заговорить на языке силы.
Смятение вихрями кружилось над очаровательной брюнеткой, обладательницей взрывного темперамента, сейчас стремительно уносимой из «предполагаемой зоны военных действий».
«Ладно, лети, птичка. Все равно вернешься в свою золотую клетку. Да и приманить тебя теперь, отведав твоей крови, мне не составит слишком большого труда».
Металлический привкус поцелуя уже почти пропал, оставив после себя тонкие нотки горечи крови в сочетании с теплой памятью о горячих губах. Впрочем, мысли  быстро переключились к бесцеремонным гостям.
«Предполагал, что от этой расчудесной парочки можно ожидать чего угодно, но такое... Откровенная наглость, балансирующая на грани хамства... И в то же время - явная забота о своем напарнике. Если первое является неотъемлемой частью поведения демона, то второе совершенно не вяжется с... кхм... Впрочем, не время для разбора психологических аспектов поведения отдельно взятых демонических сущностей».
Столь смелые заявления, что слетали с губ прыгающего по кабинету демоненка, мог произносить вслух либо глупец, либо ребенок, уверенный в том, что за шалость (какой бы она ни была), ему не будет уготовано наказание. Вот только наемник меньше всего подходил на роль всепрощающего родителя.
Инкуб склонился поймать вцепившегося в штанину демона, но схватил лишь край быстро вывернувшегося из пальцев крыла - занятый размышлениями он двигался не достаточно быстро.
«Философ, а не наемник! А задумчивый наемник очень быстро может стать мертвым наемником».
Дэнариэс наблюдал за кульбитами демона с все возрастающей яростью. Радужка зрачков потемнела, выпуская на волю нечто темное и древнее, жаждущее ответить силой. Рука уже потянулась к рукояти Клинка Теней… Но Тайхо - скромный менестрель, лишь человек - опередил его. Ярость, гнев, давняя обида и горечь ярко вспыхнули в ареоле вокруг тонкой фигуры, шлейфом улетев за бутылкой. Кстати, очень метко пущенной, говоря о немалой практике и готовности к самообороне в случае необходимости.
«Определенно, он прият! – невольно восхитился инкуб лихости юноши. - С таким характером он сможет ужиться... выжить среди нас. А формальности можно уладить  после разборок с гостями».
Наемник помнил, как ранее крылья демона шелестели металлическим оперением, преобразуемым волей хозяина. Но сейчас что-то шло не так – по ладони демона скользнуло самое обычное перо.
«Решил меня до второй смерти защекотать? – Недобро оскалился инкуб, впервые открыто демонстрируя наглецу клыки,  с негромким свистящим звуком извлекая меч из ножен. – А директор не дурак – небось и бар тут держит специально для дорогих гостей – кому мышьяк, кому полынь…»
- Тайхо! Продолжим позже. Можешь занять комнату на втором этаже, отдохнуть с дороги, собраться с мыслями, а я как закончу здесь - найду тебя.
Хоть быстро произносимые слова и адресованы менестрелю, тяжелый взгляд был обращен к противнику.
«Убивать за грубость, это слишком…  но небольшой урок не помешает».
Стараясь реже вдыхать безвредный, но неприятный в своей едкости запах полыни, что тяжелым маревом повис в воздухе –– наемник метнулся к рухнувшему на колени демону, по пути перехватывая меч обратным хватом и целясь острием сверху в левый бок. Стремительное движение в несколько шагов, слишком быстрых, чтобы быть замеченными человеческим взором, - и вот уже пальцы левой руки Дэнариэса впились в незащищенное горло демона. Из-под острых как бритва когтей полилась ручейками теплая кровь крылатонго. Запах ее не дразнил, а наоборот раздражал своей гастрономической непригодностью для вампира.

116

Пропустив момент крови, полувидящий взгляд прошелся по замершему в явном смущении… или то возмущении? Демону-лису, словно борющемуся с чем-то внутри себя… или наоборот, принимавшему? Далее, кажется был туман, то ли пьянящий, то ли горький, а то и вовсе, приторно-вкусный, звук одеял, сползших с плечей, плед стал ковром, уносившим в полете… не принимая за правду того, что было вокруг, но все на одной ноте, слыша и видя ангел летел…

Пытаясь вернуть сознанье в полете.

Доменок встревожено подскочил на звук бившегося стекла, завертел башенками, обиженно напоминая о себе, возвращая мягко говоря никакущего хозяина в сознание…

Кажется, был шум… где-то на краю сознания раскаленной кочергой висело что-то на подобие… угрозы?

Ковер-самолет, несший на себе скорее духа чем ангела ныне, один раз дрогнул словно бы от возмущения и боли.

Остановить его руками, потянув за кисти вверх, благо что оный ощутим и для духа… но да, очевидно, приказ хозяина был для него превыше всего? Славно…

Доменок подпрыгнул как раз на вираже  поворота, тонкие руки ангела снова потянули кисти, словно узду… не вписавшись в поворот, ковер за то вписался в стену.

Этого хватило что бы спрыгнуть… и, оставив доменка уговаривать ковер подождать, почти мгновенно смотаться в холл, где было забыто тело.

Тело с сердцем ангела. теперь почти чужое… за то обладающее достаточным могуществом что бы…

Защитить.
Честное слово, глупо было спорить с настолько самоуверенным, что даже отрицавшим элементарные магические истины инкубом… тем более что не убедить все равно не выйдет, как и разубедится.

А показать… как ребенку, на пальцах…и, к стати о детях… первым делом надо было вернуть Тода.

Не то, что бы Дух был ему чем-то обязан… да и вряд ли посуда, звон которой битой звучал даже в коридоре могла принести ему особый ущерб…

Но оставлять его там не хотелось.
Это, пожалуй, можно было списать на тягу к прекрасному.

Итого… на повестке дня стоит два вопроса… вернуть Тода… ну и все же выбраться отсюда не-врагом данному месту.

Было бы обидно. Один театр… и в тот вход закрыт.
И нет, если ангел мог бы и усомнится в своей правоте и даже почуять угрызения совести за нарушение обета, то дух знал… что обет не нарушен.

По сути ведь им было разрешено гулять по официальной части, или же нарваться на гнев хозяев…
Вот только запрещать им никто ничего не спешил.

Но да подобные условия подошли бы призванному демону, да и вряд ли позволил бы уйти с миром.

В прочем и тот факт что гуляли они не по замку а по его даже более чем зазеркалью, а точнее миру, имевшему с оным весьма относительные связи, вовсе не придавал обвинению инкуба верности.

Утомленный исцелением ангел умиротворенно спал. Разум был чист и свободен…

Подойти к коврику, и, пошептавшись с ним посредством домункула в роли переводчика, выделить пару нитей… сложить из них дверь.

Сила – преобразование. Кровь демона-лиса, служившая материалом для ковра была по сути силой другого мира. Созданный этой силой портал выводил в междумирье, в коридор-артерию, ответственный за магию граней, иллюзий, переходивших в реальность, или же иногда просто казавшихся ей.
Просто один из многих проходов оплетавших мир и созидавших ауры.

Быстрым шагом, чуть ли не бегом, по коридору, оставляя пирамидки следов, на всякий случай оставляя доменка здесь, с ковром.

Миледи и след простыл.. славно, одной ответственностью меньше.

Надо было спешить… оказалось, сиреневый туман при нужной концентрации мог служить строительным кирпичиком в этом мире. так вот чем мой оборотень колдует…хм,

Мой?

Но да у Вараси и свои чары были… трансформировать стену в дверь, а точнее в одну большую каменную плиту, упавшую недалеко от двух стоявших.

Всего одна небольшая деталь, определявшая этот мир не как реальный…

В реальном мире справа от замерших прошел поток воздуха… словно что-то упало. Потом движение … пирамидки шагов вошедшего,

рука коснулась стены, отделяя ее часть, преобразовывая в каменный клинок

приоткрытая дверь пространства…

на секунду рука сверкнула в реальном мире, и спряталась обратно… в стене зиял след в форме клинка…

черный,… как и попугай, красивым чучелом сидевший на столе, и возможно, послуживший бы хорошим телескопом, посмотри Вараси его глазами… и, все же, смотревший уже своими глазами. Видимый клинок шутя коснулся кожи Дэнариэса, прошел через шею

…даже по сути не важно, прошел ли? И кожи ли… раня ли? Или будучи отраженным?
Но не оставляя ни одной отметины ни на теле, ни на чем бы там отразившем… тихий смешок…

Ангел-дух бил с закрытыми глазами, заранее зная результат.

Всего одна небольшая деталь, определявшая этот мир не как реальный…
То что будет создано или разрушено в нем ни в коем случае не создаст и не разрушит ничего здесь…

-эй… будь этот мир частью вашего замка, сударь, я бы вас задел, минимум…

Насмешливый голос,пространственная дверь, открытая  прямо перед носом у инкуба, за спиной лисенка… лицо за плечом раненного, хрустально-перистые кончики крыльев, ненавязчиво так звонкнувшие, прикрывая оборотня, ловя роскошный, что был готов признать даже дух, маникюр Дэнариэса в *ножнички* крайних длинных перьев, чуть сжимая, удерживая от дальнейшего проникновения в тело прижатого к стене Тода, и, возможно, в крайнем случае грозя даже повредить произведение маникюрного искусства.

Только в самом крайнем случае… разрушать красоту не хотелось.

- но я, так и быть, признаю что был не совсем прав. Хотя и не знаю, в чем уж именно – надменно-смешливо, со всей склонностью духа и без капли самосохранения ангела – поговорим?

На худой конец можно было взять лазившего где-то на периферии смертного в такую же коробочку, но… ну да. Хотелось мирно.

- в конце концов ты сейчас портишь нечто, в некоторой мере принадлежащее мне, и, в отличии от меня, повреждений исправить не можешь.

Не слова, но достаточно четко и громко переданная мысль.
Одна рука ангела повисла вдоль тела мертвой паклей, рука духа, отделившись от нее, коснулась спины демоненка… в крайнем случае можно было сделать…

Да много чего, в плоть до проникновения своей рукой в руку стража с последующим ее разжатием… - но мирным это снова таки не было бы…
Просто в крайнем случае хотелось не дать Тодову серцу остановится, если пальцы *карателя* дрогнут и все же ранят демона сильнее чем можно. Или же просто исцелить при возможности.

оос: сходили,еть,за хлебушкой=_=

117

Ну за что, конечно было, но ведь человеку-то и не угрожали, да и его, очевидно новое место работы не громили. И осудивший непристойное поведение полудемона человек, запустил чем-то, что не давало проявить силу.
Недооборотень никогда прежде не сталкивался с полынью, равно, как и с подобным нападением, он не видел прежде смерти и не предполагал свою собственную, может, поэтому, даже находясь в таком небезопасном положении, умудрился ухмыльнуться в сторону человека- ну и чем я хуже тебя, атаковать со спины, того, кто и не угрожал вовсе, лишь "вежливо" попытался откланяться? Можешь между нашими поступками поставить знак равенства

Полукровка пропустил в мыслях оскал инкуба, наверное, восхитительное зрелище увидеть клыки вампира во всей их очаровательной красе. Должно быть временно потерял бдительность, но да это аукнулось, причем довольно быстро, или шар времени в замешательстве Тода двигался по своей оси, отмеряя свой путь в сознании ложными координатами.

Острая боль, пронзившая шею, кажется, слова даже застряли в горле вместе с когтями и просачивались только тихим хрипом сквозь губы. От удара в бок удалось увернутся, отделавшись небольшой рытвиной про меж ребер. Хвостокрыл ощутил привкус крови, собственной крови. Конечно, ее вкус отличался от человеческой, но откуда ему было знать, для хищника, он на удивление редко имел возможность перехватить, что-то мясное, если не сказать больше- за три года свободы, он даже в облике лиса не смог словить и полевки. Но не суть, вкус крови холодный, как мята, горячий, как согретая летним солнцем вишня, просачивался в рот, заставляя невольно поморщится.

Для того, чья кровь была еще и источником силы, всякие потери ее были крайне нежелательны, и каждая капля не только прибавляла бледности, но и уносила по крупицам часть силы и жизненной энергии.

На крае сознания, на его истончающемся горизонте показалась тень- хрустальнокрылый,- хвост слабо мотнул, словно бы приветствуя или вопрошая- зачем ты здесь?
Зачем, когда я хотел увести тебя?

Приятно было осознавать, что ангел-дух вернулся за ним, не оставив в беде, но злила мысль, что он оказался в таком практически беспомощном состоянии, не смог себя-то защитить, не смог увести и защитить ангела, злила мысль, что демон ДОЛЖЕН БЫТЬ демоном, а ангел ангелом, злило вся эта глупая ситуация.

Но лисодемон только улыбнулся уголком губ, ухмыляясь, смотря сквозь полуоткрытые щели глаз на брюнета. Искоса на Дзасики, на блики и мерцание света в хрустальных перьях, не безопасно грозивших коготкам охранника быть безвременно обчикрыженными.

Тепло ощутимое едва то ли кожей, то ли через порезы отзывалось каждое прикосновение горячей строкой.

Тод приоткрыл губы, возможно, чтобы сказать что-то ангелу, или просто сказать, или нагрубить, по делу рассерженному инкубу. Но этот простой акт оказался не под силу- то ли хватка сильна оказалась, то ли когти глубоко вонзились, то ли просто речи дар иссяк.

Голос и слова мастера Вараси продирались через какую-то вязкую глушь.
Ну, вот я, всегда падаю, всегда все ломаю, всегда все порчу… И сейчас, только разозлил этого Дэнариэса…, а ангел-сама умный, он все мирно пытается решить…., а они здесь над живыми эксперименты ставят, пытают, убивают…. Так нельзя….,- мысли шли не стройным чередом, а роились какой-то хаотичной мошкарой, сбивая друг друга, цепляясь, падая, вылетая вновь.
Зачем коснутся я пытаюся звезды?
Зачем ловлю я ветры пустоты?
Зачем искал я крыл мечтаний?
Зачем поверил я сияньям?...

К этому времени во славу метаболизма- результата кровосмешения, или на радость порезов впитавших содержимое бутылок не достаточно, чтобы его действие продолжалось долго. И словно после того, как вкушая плод вязкий, ощущается спазм, который проходит, оставляя лишь не острую болезненность за грудиной и жадное глотание воздуха, так прошел и блок, оставив колючее саднение на спине.
…Наверно, в этом есть особое пристрастье-
Жить над обрывом, стоя на носочках,
Жить пульсом в алой точке,
Упавшей каплей в белый снег,
Из света в тьму, из тьмы во свет,
И так быть может много лет
Незавершившихся бесед…
Сиесекундно и даже без воли, скорее рефлекторно распахнулись крылья, царапнув стену с металлическим скрежетом, опускаясь на пол, выстраиваясь в храм из сотни блистающих клинков.
…Скрывать свою непонятую тайну,
Искать до боли и отчаинья….
Алые ручейки, извиваясь кровавыми змейками меняя цвет в темно-фиолетовый, обвили руку Дэнариэса, оплетая ее темным кружевом, с переливами бусинок- чешуек. С каждым новым плетением, сжимая в сеточку перчатку чуть более , выпуская по бокам своих стройных телец острые шипики.
…Не знаю, может, я хочу познать
И сокровенное узнать-
Кто я? Зачем мне жизнь дана?
Зачем есть свет у дня?
Бывают ли пусты сердца?
Бывает ли украдена душа?..
Полукровка посмотрел на инкуба, но в глазах не был ярости, было что-то разбавленное мимолетной грустью, быть может темно-зеленые снежинки окаймляли зрачки.
-Бывает ли победа не права?
…Быть может, и желанье знать все- суета?
Однако, как никак а при таком ухвате гипоксия неизбежна, да и кровь в глотке не лучший пособник в подобных делах, посему подсобить руками, уцепившимися за захватчика родной, еще пока необходимой в вопросе собственного бытия шеи.
Высвободится, спасти себя, чтобы спасти Ангела-саму и его домункула…-пока это на повестке дня.

118

Мерзкие воспоминания как пришли, так же внезапно и схлынули.
Это все усталость - и холод. Докатился - так и до банального обморока недалеко. О..попал.  Действует, кажется - Иначе не было бы у него на лице такого удивленно-ошарашенного выражения. Ну что вы так смотрите на меня - сам знаю - со спины..как последний подлец и негодяй. Как укоризненно. А мне все равно - малыш демон, тебе пока еще и не снилось, каким образом определяются границы подлости. Ты еще не выбирал между честью и победой. но будешь выбирать - какой твой век.
Взяв бутылку с полынью , на всякий случай, менестрель, справившись с собой, шагнул от стены.Дэнариес уже обездвижил маленького демона.
- Господин Дэнариес - я понимаю, что ваш гнев вполне справедлив, но , может, вы все же не будете калечить это..дитя? С него спрос невелик..
Из коридора с весьма воинственным видом в кабинет ворвался ангел. Возможно, бывший. Ожесточенные, гневные глаза, жесткая хватка, ярость..Если тут кто-то и должен был отвечать на вопросы, так это он. Помощник директора недвусмысленно сказал о своей занятости..
Пора ретироваться - толку от меня в данной ситуации чуть, а вот уязвимым звеном я вполне могу оказаться. С такими глазами, как у этого ангела, бывают и убийцы и еще много кто..Не буду мешаться и подставлять зазря свою персону под удар. Циники мы, господа, циники..
С бутылкой в одной руке менестрель , держась стены, проскользнул мимо застывшей группы вцепившихся друг в друга существ. Человек в этой скульптурной композиции был бы явно лишним.
- Я буду ждать вашего визита. Удачи вам. - Менестрель не отвел взгляда от укоризненных глаз демоненка.
Когда-нибудь, чуть повзрослев, ты поймешь разницу между подлостью и просто обстоятельствами. В этом положении ты оказался не из-за меня, а из-за своего длинного языка - пара секунд раньше, парой слов меньше..и из-за того, кто, будучи старше и опытнее, втянул тебя в это.
Скользнув в коридор юноша сперва завернул в кабинет, в котором оставил свои пожитки, а потом , потукавшись в разные стороны, двинулся дальше по коридору. Чемодан погромыхивал, эхом оповещая о своем хозяине. полынную настойку тот предусмотрительно оставил при себе. На всякий случай.

119

Оставив на боку демона-оборотня рваную рану, клинок ткнулся острием в стену. От дальнейших действий удержало светопредставление - в буквальном смысле, ибо ангел, являясь созданием Света, устроил наглядную демонстрацию, так сказать привел убойный аргумент в пользу собственной точки зрения. Будь это чуть иной пласт бытия – и точно для инкуба, вполне вероятно, «довод» стал бы убийственным.
Можно только гадать каким чудом рука наемника не раздробила гортань пленника, когда ангел начал творить с пространством нечто невообразимое (очевидно, пытаясь сравняться в умении с Создателем, не иначе). Благодаря какой силе пальцы полукровки не дрогнули рефлекторно?.. Пожалуй, это останется загадкой, тем не менее спасшей жизнь демоненку. Наверное, стоит отдать должное хладнокровию и непробиваемой невозмутимости наемника - излишне импульсивным ему не полагалось быть по роду занятий, ибо естественный отбор в той сфере деятельности очень суров.
«Принадлежащее тебе, дух? Забавно. Демон, защищает ангела, а ангел - демона. Чем вызвано это? Знаете ли вы сами?.. Такая гармония казалось бы несовместимых противоположностей - величайшая редкость в подлунном мире. И я не господь бог, и хочется надеяться, что все же не дьявол - не мне разрушать тот мост, что протянула над бездной Леди Судьба… Да и прав он - убить я могу, а вот исцелить... О, если бы я мог исцелять, она была бы... Стоп, к чему это сейчас? Совершенно неуместные воспоминания. Она мертва уже столетия. И не в моих силах вернуть ее и всех, кто погиб от моей руки... от моего проклятья… Да и, положа руку на сердце, не за что здесь убивать…»
Менестрель проскользнул мимо высокохудожественной комнозиции "добро и зло объединяются против третьей силы", чем заслужил еще один балл в свою пользу.
- В чем-то прав и ты, - признал инкуб. - Про максимум нет желания уточнять.
«Ангел и сам истощен, а поди ж ты - лезет спасать... Достойно уважения».
Расставаться с когтями не хотелось – отрастут конечно, но ангелок мог от приязни великой отчикорить не только когти, но и пальцы. А проверять скорость регенерации в этом случае у Дэнариэса желания почему-то не возникало - инкубу были равнозначно дорогие все части собственного тела. Да еще и магия к демону начала возвращаться, о чем не двусмысленно говорили побежавшие по руке ручейки крови, преобразующиеся в чешуйки. С трудом удержавшись от рефлекторно порыва поежиться от неприятного поползновения проявлений магии на запястье, наемник произнес ровным тоном, без малейшей толики гнева или злобы:
- Настоятельно рекомендую вам покинуть пределы театра, - взгляд переместился с демона на ангела, и последовало уточнение: - во всех мирах. И не беспокоить более ни сам театр, ни его обитателей.
Осторожно, дабы не травмировать поврежденное горло еще больше, Дэнариэс разжал пальцы и медленно опустил руку. Выдернув из стены неглубоко засевший клинок, полукровка отступил от неординарной пары и направился к выходу. Все сказано, и больше делать тут нечего.
«Удивится же Лестат, когда снова появится в своем кабинете… Такой бедлам устроили… И снова слугам предстоит ковер от крови оттирать».

-----> Первый этаж Театра » Коридоры первого этажа и вход в подвал.

120

внеурочный спектакль закончился столь же быстро, как и начался. выслушать, даже не особо шевелясь, предупреждение, вероятно, последнее, проследить за удаляющейся спиной.

выйдя из коридора, затянувшегося сразу по выходу из него последнего *перышка*  а, точнее изьясняясь, ангела, целиком и полностью, тут же подхватить рукой демоненка, осторожно прижатся сзади, успокаивая теплом, поднимая призрачную руку выше.
уже удаляемся, дважды повторять не стоит... вот только решу одно безотлагательное.

восстановление тканей...
влияя на организм полуоборотня магией исцеления - затянуть кровеносные сосуды, восстанавливая движение по оным естественных жидкостей, легонько поцеловать в висок, спохватившись, править еще и нервные окончания, заморозить чуственность оных.после чего посадить у Тода стены, опирая на оную, отрываясь от ауры призрачной рукой.
весьма неохотно.
но да...это уже детали?
-жди здесь. - погладить пальцами по щеке.пожалуй, что только внешнее затянуть... кровообращение востановлено, больше тебе ничего не грозит.
просто сеточка вен и капиляров без кожи вокруг смотрелась несколько необычно. да и инфекцию занести проще простого.
подобное ранение крылатого не пугало, даже как целителя.

на живом исцелить можно все.
по законам целителства исцелим любой, чье серце бьется.(возможно, потому светлое исцеление и не применимо к нежити, помимо урона от магии света)
а опыт запускать остановившееся серце уже был.
ну и что что на себе...был же.

поднять каменный меч с пола, и вернуть в законное место в стене, изменяя материю, приращивая на место.
даже трещинки не осталось.

осмотрется.
изрядный бардак... в чем-то мы пожалуй, перестарались.
разбитый местами бар, несколько литров вина ушло в молоко ... старался вообще-то человек, а стыдно за ущерб теперь мне.

лениво потянувшись, повесить *падшего ангела* назад на стену, восстановить раму, поврежденную при падении гобелена на девушку, провести взглядом по подобию встроенной в стене двери, отвести глаза, мол ладно. я не видел.

что там еще?
другой план вскоре заштопает свои прорехи сам, если не сделал это до сих пор, из урона имуществу кабинета- теперь только кровь на полу.

присев, коснуся пальцами ковра, выискивая кровь Фальтера до последней капли, превращая в красивых бабочек - тебе ведь так нарвится?

оные улетели через распахнутое окно клином сверкающих в темноте магическими искрами крылышек, возглавлял клин торжественно летящий попугаесов. процессия крылатых уходила в небо северным сиянием.

мм... теперь, кажется, все. остальное - не я.

вдохнув зимнего воздуха и взглянув на ночное небо, прикрыть окно заботливым жестом,задвинуть шторы, погружая кабинет в тревожное спокойствие.

не стоит шокировать пришедших сразу...

после чего с истой совестью обернутся, где-то в глубине души даже боясь, что оборотень умотал на огромной скорости, тем же методом какой пробовал применить ранее.
убедилвшись в присудствии, бережно, хотьи крепко, может,даже настойчиво прижать к себе, взяв на руки, выйти, оставив дверь приоткрытой.

каков облом, единственный театр в городе - и тот для нас закрыт.

лишних рук не было...что уж поделать.

ну не хотел я никого обидеть. честно... - какое-то смиренное, извиняющееся просыпавшегося внутри ангела.
но, если бы не было сюрпризов... как было бы скучно, право то слово - сонное, довольно-мурлыкающее засыпавшего духа.

==>http://lelitpourpre.6bb.ru/viewtopic.php?id=107&p=3

Отредактировано Дзасики Вараси (2008-11-19 03:32:43)


Вы здесь » Le lit pourpre - Мир твоих желаний » Первый этаж Театра » Кабинет владельца театра